Главная Вверх Ссылки Пишите  

index.gif (7496 bytes)

Николай Жеребцов

 

СТИХОТВОРЕНИЯ

ЗОНА ОБРУШЕНИЯ

Высоки рябины грозди -
Не достать без разрешенья.
За копром сияют звезды,
Прямо в зону обрушенья.

Где зияет вход на круги,
В позаброшенном карьере,
В эту ночь восстанут духи -
Где там, Данте Алигьери!

По карниэам, по притайкам
Проплывет на сколе мрака
Белоглазая Хозяйка
С Магнетитовой Собакой.

Лунных змей блестят изгибы,
Где на сломах мокрых стенок
Нежит собственную гибель
Дух Упавшего в гизенок.

Ходят каменные рыбы
С чешуею в пол-обола,
Ловит их бескровным нимбом
Неувидевший закона.

И еще струятся тени...
Взрыв засверлен. Нет спасенья!
Мир, по сути, не изменен
В ночь на злое воскресенье.


ВЕСЕНЯЯ ГРОЗА

Как медленно струится сигарета
В наклонном свете прожитого дня.
Вы, словно не с журнального портрета,
Сквозь дым веков воззрите на меня.
Холодные я пыльные портьеры,
Свеча не озарит пустынный стол...
Как долго в темноте казался серым
Зеленый, капельмейстерский камзол.

Ошибкой, будто мукой вековою,
Томится сердце в молодой листве:
Ведь даже Пушкин - светлый гений зноя
Поверил затаившейся молве!
Кто лирою пороки звал к барьеру,
И память века укрепил пером...
И все, что было принято на веру,
Да будет жить - пока не грянул гром!

Вот тучи, словно правый суд, нависли -
Слетит на город животворный шквал:
Сальери! Ну, какой из вас завистник?
Ведь Моцарт вообще не умирал!
Он просто вышел в золотые двери
Туда, где недействительны слова:
Сальери, боже праведный, Сальери!
Сальери: Ваша музыка жива.


ИЮЛЬСКОЕ УТРО

В деревах темно и сыро,
Прелый лист сосет земля.
До чего же пусто в мире -
Ни колечка, ни рубля!

Безнадежная Венера
За горой дремучей спит.
Цвет утраченного нерва
В небе сумрачном разлит.

И в награду путь неблизкий
Сквозь предутреннюю дрожь...
Ни прилеты, ни записки
От ушедших в прошлый дождь.


* * *

Полутона, прожилки, полутени -
Тугой хрусталь ночи кинувшей,
Сквозь тонкий свет усталый гений
Витает в предрассветных кущах.

Сырой асфальт, туман простудный -
Этюдность прожитого лета...
Сквозит за нотой недоступной
Шопен осеннего рассвета.


* * *

Слоеным светом выписан закат:
Слюда и кадмий на больничных стеклах.
Ничьи глаза торжественно глядят
В холодные хрустальные бинокли

На этот путь, немыслимо большой,
Где всем ушедшим никогда не тесно,
Где ты, душа, останешься душой,
Где так светло, что хочется воскреснуть.


* * *

Горький воздух, зябкий свет берез,
Сыростью погашенные свечи.
Тишина, знакомая до слез,
Полегла усталостью на плечи.

Журавли, осенних дум вожди,
Расплескали небо серой властью
На седые, дымные дожди,
На печаль мирского соучастья.


РАВНОПРАВИЕ

Небес голубые прожилки,
Дождливый, заоблачный сад...
Я встретил его на развилке
Дороги ведущей назад.

Не брит, и как видно, без денег,
В глазах - ледяная вода.
Привет тебе, мой современник,
Держащий свой путь не туда!

Он мимо, в дремучей истоме,
Прошел и не подал руки...
И долго в небесном проеме
Скрипели его сапоги.


* * *

Сквозь пыль проступают страницы
Той сказки, что в детстве читал:
Иванушка, пил из копытца -
И после козленочком стал.

Весной серебрились ручьи,
Летали грачи по березам...
Я пил из лесной колеи -
И после не стал лесе возом!


* * *

Прости любовь! Напрасен мой сонет.
О будущем загадывать не вправе...
Что славы лик? Горчайший тонкий свет,
Печальный дым на дальней переправе.

На черных картах выпадет война -
Сорвутся о неба грозовые кони,
Как женщина, последняя весна -
Еще одна слезинка на ладони.

Но жди - затихнут эти звуки,
И в лаве золотой увязнут руки,
И шевельнется медь глубоких недр,

В твоих полях рассеются печали:
Прощенье обозначится в начале,
И день над миром будет щедр.


* * *

Ночью теплая истома
Точит лунный календарь.
Вышла женщина из дома,
Посмотрела на фонарь.

Далеко до кромки лета,
Сны прекрасны и пусты,
Источатся тихим светом
Заоконные цветы.

Будто жизнь не запретила
На свое гадать число...
Ничего, что это было.
Ничего, что все прошло.


ЛОВЦЫ ЖЕМЧУГА

Восстань! Блестит во тьме луна
Нас нет - а жизнь была одна.
Мы капли света, мы венцы -
Надежд утраченных ловцы.

Качнет причинный ураган
Всех тяготений океан,
Всплывет в тумане и крови
Земля - жемчужина любви.

Не взять - ладони далеки!
Пространства, сжатые в пески.
Все сны отныне неверны,
И, как глубины, холодны.

Прощай! 3венит во тьме прибой,
Нас нет - а жизнь была другой!
В борт лодки плещется волна
И ночь беспамятно нежна.

И все слабее голоса,
И все яснее небеса,
И мир, забытый в глубине,
Готов к неслыханной войне.


* * *

От медных криков пухнет темя,
Сквозняк летает по стране.
Мируй, чешуйчатое племя,
Пока народы на войне!

По корешкам пересчитали
Подземный люциферов лес,
В одном котле перемешали:
ЕЭС, АЭС, Христос воскрес!

Наспех подкрашенное знамя
Над всяким вешают крыльцом.
"Россия, - говорят, - за нами!"
Опять к России не лицом.


* * *

Если бы жить на крышах
Зданий, что мы построили
Согласно признаку разума,
Согласно творчеству жизни,
Было бы небо светлее
В куполе мироздания?
Если бы жить на крышах
3даний, что построили...

Если бы жить в подвалах
Зданий, что мы разрушили:
Из мокрых окон видеть
Ноги и башмаки,
Может быть, прямо с обеда
Свет наступил бы искренний...
Но мы живем на крышах
3даний, что мы разрушили.


ОДУВАНЧИК

В дальних пределах, где зимы безбрежные
Кто-то расстанется, кто-то останется...
Жизнь наша спешная, странная, нежная -
Тронешь - и ветру достанется!
Шел, ведь, и я от приятеля Женьки
В марте ли, в мае ли...
Ночью на город падали деньги -
Утром растаяли.


КОРОБЕЙНИКИ

Гуляй, душа-душенька,
Пока цветут цветики,
Пока метель-вьюженька
Не рвет с дверей петельки.

Ай, волюшки в рученьки
Не считано видели,
Ах, много мы, душенька,
Хорошего видели

От сыновей конюха,
От дочерей кучера
Хватало впрок воздуха
Под низкими тучами.

А и на том - ладнушки!
Вобще-то - спасибочки,
Что на сыром камушке
Теперь дробят имечки.

И пусть кругом глушенько:
На пустырях - веники!
Аль мы с тобой, душенька,
Плохие коробейники?


* * *

Мы расставались. Когда это было...
А в кузовке - только шило да мыло,
У придорожного камня трава -
Ветер стирает с гранита слова.

Мне говорили: прекрасна зима.
Вечность одна для родных и забытых.
Серые тени легли на дома -
Не отстираешь в разбитых корытах.

Мы расставались. Давно это было.
Мимо бревно суковатое плыло.
День тот осенний поныне несу
Горькой, бессонной соринкой в глазу.

Мне говорили: ты где-то живешь.
Адрес давали для полного смеха.
Стылые лужи, вечер и дождь -
Все, что осталось от человека.


* * *

В мире, осеннем, прозрачном, огромном,
Весь и пейзаж-то - стожок и ворона.
Ночью нагрянут два мужика
И, вероятно, не станет стожка.

К вечеру ближе - туман по опушке.
В шапочках вязаных дремлют волнушки.
Ходит ворона - взад и вперед...
Замуж ворону никто не берет.


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Ночью над миром закружится
Тихая, белая вьюжица.
A мы кроватки расправили -
Славные праздники справили?

Спите, друзья мои малые,
Рыцари вы разудалые!
Скоро пойдем в наступление -
Скоро у нас дни рождения!

Сядут в озябшие горсточки
Мальчики с аленькой звездочки,
И прилетят с поздравлением
Триста тарелок с варением.

С неба упавшие нолики
Делят в осиннике кролики.
Кролики мы - именинники!
Холодно нынче в осиннике.

 

Песни под гитару

 

Назад Вверх Вперед

Copyright © 1999 Ural Galaxy