Главная Вверх Ссылки Пишите  

index.gif (7496 bytes)

Владимир Турунтаев

 

ДЕЛО РАССЕРЖЕННОЙ ДАМЫ

повесть из цикла "Криминальная милиция Екатеринбурга"

История о том, как екатеринбургский сыщик Сергей Бородин выследил квартирных воров, совершивших кражу в Екатеринбурге на улице Каляева, 27 (3аречный микрорайон). В этой повести нет ни одного убийства, хотя без погони и кровопролития не обошлось.

1.

В кабинет решительно вошла дама в сером пальто с воротником из голубой норки и в круглой шапочке из того же меха. На вид ей было лет около тридцати пяти. Вызывающий взгляд ярких темно-карих глаз, упрямо поджатые губы и агрессивно вздернутый нос ничего хорошего не сулили.

Бородин внутренне собрался, подготовившись к отражению атаки.

- Вы - специалист по раскрытию квартирных краж? - спросила дама.

- В самую точку попали, - улыбнулся Бородин.

Дама не оценила юмора.

- И когда же вы намерены заняться моим делом? - взяла она с места в карьер, утверждаясь на стуле с таким видом, словно собиралась провести здесь многодневную сидячую забастовку .

- Может, вы для начала представитесь?

- Да, разумеется: Зверева. Раиса Алексеевна. Старший референт в "Уралтрансбанке". Но вы все-таки мне ответьте...

Бородин вытянул из груды папок тощий "скоросшиватель", заглянул в него и спросил:

- Кража совершена семнадцатого ноября?

- Вот именно! - обрадованно воскликнула Зверева глубоким грудным голосом. - И сегодня уже восемнадцатый день, как...

- Вы заявили о краже девятнадцатого, - перебил ее Бородин. - Почему так поздно?

- Потому что меня не было в городе! Я ездила за мамой в Талицу, - и вновь перешла на патетический тон: - Восемнадцатый день! У меня иссякло всякое терпение!..

- Это плохо, что оно иссякло, - посочувствовал ей Бородин, но только подлил масла в огонь.

- Нет, сколько можно! - дама бросила на опера испепеляющий взгляд. - То, что я вчера круто поговорила с вашим непосредственным начальником, - это еще не все. Сейчас, прямо от вас, я намерена пойти к прокурору! Расскажу ему, как без- действует наша славная милиция-то. А не поможет прокурор - подам в суд. Я на вас...

- Одну минуту! - остановил ее Бородин. - На кого вы хотите подавать в суд?

- А на того, кто бездействует! Кто и пальцем не пошевелил, чтобы найти вора. Почему-то я на своем рабочем месте...

- Вы тоже занимаетесь ловлей воров? - спросил Бородин.

Дама захлопала глазами.

- Как вас. надо понимать?

В глубине души Бородин считал, что дама по-своему права. Квартирная кража - дело такое: если сразу, по горячим следам, ее не раскрыл, то вся дальнейшая работа может пойти впустую. Восемнадцать дней - слишком большой срок, чтобы сейчас можно было всерьез на что-то рассчитывать. Конечно, не ему судить Кожевникова, который тогда дежурил и выезжал на место кражи. Бородин помнит, сколько сигналов было в те дни, только успевай поворачиваться. Весь личный состав уголовного розыска был поставлен на уши и занимался, можно сказать, только убийствами да изнасилованиями, а до квартирных краж часто руки не доходили.

Бородина тоже подключали к группе по тяжким преступлениям, и дело, которым он занимался полторы недели, только вчера было передано следователю. А сегодня утром Феоктистов, начальник уголовки, вызвал его к себе и обратился совсем не начальственным тоном, а каким обращаются с глубоко личной просьбой:

- Уж ты, Сережа, постарайся, - только что голубчиком не назвал. - Уверен, ты справишься...

Бородин даже кивком не подтвердил этой уверенности начальника. Молча забрал со стола его "скоросшиватель" с мате- риалами по делу и отправился к себе, изучать их содержимое.

Прочитав рапорт Кожевникова, мысленно пожелал, чтобы того приподняло и хорошенько шлепнуло.

- Ты что, красавчик, со свидетелями-то не разговаривал? У тебя одни только фамилии и записаны. А где объяснения?

- Скажи спасибо, что хоть фамилии успел записать! - обиженным тоном отозвался Кожевников. - Только провел поквартирный опрос, а мне уже новую директиву дают: на Вику- лова надо ехать, старуху там пристукнули. Это которую дочь... Да, такие вот дела: убийство матери заказала родная дочь. Опять же из-за квартиры...

Между тем, гражданка Зверева продолжала наступать на опера. Со всей категоричностью она потребовала от Бородина немедленно предпринять поиски некоего Агаркова Ростислава Антоновича, не имеющего в городе Екатеринбурге постоянного места жительства и работы. А потому в любой момент могущего скрыться от органов правопорядка. Если уже не скрылся. Бородин внимательно посмотрел на даму и спросил:

- У вас серьезные основания подозревать этого Агаркова в краже?

- А вы что думаете! - Зверева ожгла опера взглядом. - Более, чем серьезные, к вашему сведению! Лично у меня нет ни малейших сомнений.

- Расскажите об Агаркове подробнее. Сколько ему лет?

- Тридцать.

- Где работает?

- Я уже сказала: нигде!

- Но ведь на что-то он живет?

- Так называемый свободный художник. Так он сам себя именует. Но я не сподобилась видеть ни одной серьезной его работы. Хотя рисует, надо отдать ему справедливость, весьма недурно. При случае покажу вам свой портрет, который он буквально за полчаса набросал карандашом и, могу сказать, очень удачно поймал момент. У меня лицо не очень фотогеничное, я совершенно не нравлюсь себе на фотографиях, а этот портрет одно время даже висел у меня на стене в рамочке. Потом я, конечно, сняла его и убрала подальше...

- В каких отношениях вы находились с этим Агарковым?

Зверева, слегка покраснев, сардонически усмехнулась:

- Некоторое, впрочем, весьма непродолжительное время, мы с ним... Как это у вас называется? Сожительствовали! - всем своим видом и тоном голоса она давала понять, что к этому прискорбному факту ни в коем случае нельзя относиться серьезно. - Сожитель, сожительница... Фи, какие мерзкие слова! Как будто заранее предполагается грязь и похабщина. Нет, лучше напишите так: мы с Агарковым находились в близких отношениях!.. Не знаю, как он, а мои чувства...

- Как вы познакомились, если не секрет?

- Да уж какие от вас могут быть секреты! История наиглупейшая. Сперва-то он клеился к моей подруге. Но у Татьяны были другие виды. А чтобы он отвязался, она и дала ему мой телефон. Так его мне расписала - куда с добром! Ну, я по своей доверчивости и попалась на удочку! Позвонил он пятого октября, а уже седьмого мы встретились. Вроде приглянулся: высокий, морда смазливая, и вообще держался интеллигентно. Сожитель, прости Господи!.. - Зверева состроила брезгливую гримасу, будто отведала марочного коньяка, произведенного местными умельцами. - Всего-то пять встреч и было... А по- том, грубо говоря, слинял... Нет, вы ничего такого не думайте, я женщина далеко не легкомысленная, ведь он был разведен, я своими глазами видела штамп в его паспорте. Поэтому я пол- агала, что знакомился он с самыми серьезными намерениями. Ну, первый-то раз явился... Я понимаю, мужику нелегко бывает сразу решить подходит ему женщина или нет. Но во второй- то свой визит, шестнадцатого октября, уж такой был восторженный и нежный, так хвалил мою стряпню... Предложил полки на кухне сделать. Тут же помчался к какому-то приятелю, притащил досок и целый чемодан инструментов. Не поверите: весь субботний день и все воскресенье пилил, строгал, колотил. Ну, мастер он, скажу вам, оказался замечательный. Полочки получились - хоть в лучшем мебельном магазине на продажу выставляй, оторвут с руками и ногами! В следующий раз, с двадцать третьего по двадцать шестое октября, обои мне вы- брал и наклеил в квартире.

Потом, с тридцатого по второе, сделал на кухне под окном ларь для картошки. Знаете, такой снаружи красивый, из полированных досок, а внутри вместительный. Дырки в стене на улицу продолбил, чтобы нужная температура поддерживалась, два термометра вмонтировал... А на пятый раз все, сник. Напилился, настрогался. Шестого ноября объявился и уже к вечеру куда-то заспешил-заторопился. Надо думать, к этому времени у него уже все было готово...

- Тем не менее, на чем основываются ваши подозрения, Раиса Алексеевна? - спросил Бородин.

- Так я ж вам говорю: он великий мастер! И по дереву режет всякие там маски, и лепкой занимается. Ему слепки с ключей сделать - раз плюнуть. А ключи у меня, когда я дома, всегда торчат в дверях изнутри. Долго ли ему, пока я в ванной под душем плещусь или еще где уединюсь, долго ли ему, я вас спрашиваю, подойти к двери и сделать слепок? - Но это пока только ваши предположения!

Зверева снова ожгла его взглядом:

Да вы меня выслушайте до конца!

- Я вас слушаю, - смиренно обронил Бородин.

- Я предлагаю вам версию, а вы уж, будьте добры, проверяйте ее. Если у вас других-то версий нет! Только, ради Бога, не сидите сложа руки! Кстати, у меня, к вашему сведению, не только предложения, потому что... Сколько там у меня вещей взято - лишь он мог знать, где некоторые из них лежали. Ведь до него у меня вообще года два никто в квартире не бывал, кроме моей подруги. Ну, чтобы кто-то без надзора хоть на ми- нуту оставался...

- Ваша квартира на каком этаже?

- На восьмом.

- Я так понимаю, что ни взлома, ничего такого не было?

- Абсолютно ничего! В чем и дело: у меня две входные двери, металлическая и простая. Все замки целы, двери тоже.

- Вы их закрыли, когда уезжали?

- В чем и дело: замки в металлической двери я закрыла на два оборота, а когда вернулась, обе двери были просто за- хлопнуты.

- Что из вещей было взято?

Зверева возмущенно вскинулась:

- Вы, смотрю, даже не заглядывали в эту папочку! А там все должно быть перечислено. Помню, что протокол составлялся.

- Протокол я читал, - сказал Бородин. - Но уж коли я взялся за ваше дело, то хотел бы услышать из первых рук.

- Ну, пожалуйста, мне нетрудно, - Зверева отходчиво улыбнулась. - Японский цветной телевизор, видеомагнитофон, тоже японский... Дальше: мутоновая шуба, совсем новая. Все золото. Три пары обуви - двое сапог и туфли. Ну, там, кофточки, французские духи "Шанель". Ковер тоже потащил было, но мой сосед по подъезду заподозрил неладное, погнался. Тогда Агарков бросил ковер и удрал.

- Ваш сосед узнал Агаркова?

Зверева досадливо отмахнулась платочком, который был у нее в руке.

- Как он мог его узнать, скажите на милость, если до этого ни разу не видел! Но приметы совпадают...

- Кстати, из материалов дела следует, что вор был не один, - сказал Бородин.

- Ну, разумеется! - охотно согласилась Зверева. - Как же тут обойтись без сообщника: одному ведь не под силу столь- ко всего уволочь! Но вы разыщите Агаркова, а тогда и приятель его отыщется.

- Договорились: будем разыскивать вора, - улыбнулся Бородин.

Зверева была явно разочарована.

- Но все-таки я хотела бы знать, с чего вы начнете розыск. Мне кажется...

- Раиса Алексеевна, давайте уж не будем подменять друг друга. Как сказал Наполеон: один плохой полководец лучше, чем два хороших. Вот такие дела...

- Ну, пожалуйста! - с кислой миной согласилась Звере- ва, поднимаясь со стула. - А когда мне ждать результатов?

- Спросите что-нибудь полегче, - Бородин тоже поднял- ся, извлек из кармана связку ключей и подбросил на ладони. - Извините...

- Я вас не держу! - бросила Зверева с оскорбленным видом и вышла не попрощавшись.

Как только в коридоре смолкли ее шаги, Бородин опять уселся на стол и начал обзванивать свидетелей.

 

2.

Алексей Иванович Севастьянов, моложавый пенсионер ("пока что бегаю трусцой, слава Богу, да мяском не злоупотребляю, больше на фрукты-овощи налегаю") рассказал, как семнадцатого ноября около трех часов дня, позвонила ему по телефону соседка Зверевой по этажу Ольга Ивановна Белова и, крайне волнуясь, сообщила, что двое каких-то незнакомых мужчин выносят вещи из квартиры Зверевой. На вопросы Беловой они ответили, что хозяйка наняла их пособить с переездом в другую квартиру. Беловой показалось странным, что самой хозяйки в квартире нет. Она на всякий случай спросила, как Звереву звать по имени-отчеству, и один из мужчин ответил, что Раисой Алексеевной, однако глаза у него при этом блудливо бегали.

Квартира Севастьянова на втором этаже. Он быстренько оделся, выскочил из дому и одного мужчину сумел догнать. Того, который тащил ковер.

- Я ему: "Ну-ка, стой!" Так он еще поднажал. А ковер-то большой, неловко с ним. Я раз - подножку. Парень хоть и удержался, но ковер выронил. И наутек! Тут я маленько про- мешкал: ковер прямо в ногах у меня развернулся... Гляжу, а парень уже через ограду деткомбината перемахнул и за бугром скрылся. У нас во дворе, если видели, бугры такие насыпаны, частные гаражи под ними. Ничего на той стороне за ними не видать. Но мне сдается, что вор либо к сто двадцать восьмому дому, по Бебеля, рванул, либо к соседнему...

Дежурный опер в своем рапорте отметил, что один из жильцов пустил по следу свою овчарку. Собака привела к подъезду сто двадцать восьмого дома. Поднялась по лестнице до четвертого этажа и там закрутилась, потеряла след.

- Вы смогли бы узнать этого мужчину, если бы опять увидели? - спросил Бородин.

- Какой разговор! - не задумываясь ответил Севастьянов. - Высокий такой, смуглый...

- Сколько лет вы ему дадите?

- Ну, тридцать! Может, чуть меньше.

- Глаза какого цвета?

- Вот этого не скажу! - расстроился ветеран. - Где там было вглядываться в глаза?..

Ольга Ивановна Белова заверила Бородина, что очень хорошо запомнила лицо одного из воров:

- Глаза голубые, а нос немного помятый, и щеки в светлой щетине..

Третья свидетельница, наблюдавшая описанную Севастьяновым сцену из окна своей квартиры, утверждала, что, воз- можно, смогла бы опознать вора, если бы увидела его вблизи.

Четвертый очевидец встретил спешившего к подъезду сто двадцать восьмого дома молодого коренастого мужчину с двумя большими сумками в руках. Одна сумка синего света, другая не то бежевая, не то светло-коричневая.

Глаза у мужчины были какие-то шалые, поэтому очевидец и обратил на него внимание.

Затем Бородин пригласил свидетелей в компьютерный класс и устроил просмотр видеофильмов, запечатлевших физиономии квартирных воров и грабителей. Однако никто не увидел среди этой публики знакомых лиц.

Что ж, вся оперативная работа еще впереди. А пока сами собой напрашивались три версии:

1. Кражу могли совершить лица, проживающие в соседних домах.

2. Либо сюда пожаловали гастролеры из какого-то другого района, воспользовавшись услугами местного наводчика.

3. Одним из участников кражи мог быть Агарков.

В пользу последней версии свидетельствовал способ проникновения воров в квартиру: похоже, что они воспользовались ключами-дубликатами, которые мог изготовить Агарков по слепкам.

С Агаркова Бородин и решил начать.

 

3.

Продавцы "Художественного салона" сказали ему, что рез- чик по дереву с фамилией Агарков им не известен, и посоветовали обратиться в Союз художников.

В Союзе художников, когда Бородин туда зашел, оказался человек, приятель которого увлекался резьбой по дереву и участвовал в недавней зональной выставке деревянной скульптуры. Созвониться с резчиком оказалось делом одной мину- ты. И вот: - Записывайте адрес!...

Спустя еще полчаса Бородин подходил к одиноко стоявшему среди заснеженных развалин и всевозможного хлама двухэтажному бревенчатому бараку, который казался необитаемым. Почти все оконные стекла были выбиты. Однако приглядевшись, Бородин приметил в одном из окон второго этажа кое-какие при- знаки цивилизованной жизни: раздернутые занавесочки, стакан, большой китайский термос и даже растение в горшке на подоконнике. Из трубы на крыше курился дымок.

Через разверстый дверной проем Бородин вошел в густой сумрак подъезда. Пригляделся. Нетренированному человеку не- легко было бы подняться по хлипкой лестнице без перил, с выбитыми через одну или две ступеньками. Но Бородин легко одолел это препятствие. Очутившись на площадке второго этажа, он постучал в единственную дверь. У остальных бывших квартир двери отсутствовали, и даже полы разобраны, остались одни лаги.

Кто-то крикнул из глубины единственной обитаемой квартиры:

- Открыто!

Бородин дернул на себя дверь и очутился в тесной прихожей, одна стена которой была сплошь увешана одеждой, а другая заставлена натянутыми на рамы холстами. Из дверей комнаты высунулась голова не то разночинца середины прошлого столетия, не то попика-расстриги: длинные нечесаные лохмы, жиденькая козлиная бородка и приветливо посверкивающие маленькие глазки.

- Проходи! - и никаких вопросов.

В прокуренной комнате, вся меблировка которой состояла из обшарпанного продавленного дивана, стола, двух табуреток, задвинутого в дальний угол мольберта и стеллажей с книгами, альбомами, иконами, глиняными и резными деревянными фигурами на полках, находились пятеро человек разного возраста, пола и обличия. Стены комнаты были плотно увешаны картинами, изображавшими что-то непонятное. В печи-голландке потрескивали дрова.

Бородин сразу положил глаз на смуглого синеглазого брюнета в изрядно потертом джинсовом костюме. Он примостился на корточках у ног полулежащей на диване женщины лет двадцати пяти, одетой в мужскую рубашку и широкие штаны с цветными вставками. Мужчина держал в руке стакан с густым дымящимся чаем. У женщины в тонких, без маникюра, пальцах дымилась сигарета.

- Ростислав Антонович? - обратился Бородин к брюнету, предварительно поздоровавшись со всеми присутствующими. Мужчина легко поднялся, поставил на край стола стакан с чаем и спросил:

- Чем обязан?

- Просили вам привет передать, - сказал Бородин.

- Что ж, передавайте, коли так, - разрешил Агарков и в свою очередь поинтересовался: - Сами-то кто будете?

- Старший оперуполномоченный уголовного розыска, - представился Бородин. - Мы можем поговорить наедине?

- Ого-о!.. протянул кто-то.

А кто-то даже присвистнул. И только Агарков не изменился в лице, невозмутимо спокойном и слегка ироничном.

- Такого гостя у нас еще не было! - радостно воскликнул "разночинец" и, подойдя вплотную к Бородину, спросил с неподдельным радушием: - Хотите чаю?

- Спасибо, не надо, - Бородин выжидательно и требовательно смотрел на Агаркова.

- Уважьте хозяина! - не трогаясь с места попросил тот Бородина. - Чай превосходный, цейлонский. Участковому очень нравится, он частенько сюда заглядывает.

- По какому поводу? - спросил Бородин, принимая из рук "разночинца" стакан с чаем.

- Дом надо сносить, а я не выселяюсь! - словоохотливо пояснил "разночинец". - Электричество уже отключили, воду, канализацию. А теперь участковый за меня взялся. Но я тут законно живу, у меня ордер. Хотите, покажу?

- Ладно, Витя, успокойся. Разговор этот бесполезный, - сказал Агарков и спросил у Бородина: - Кухня нас устроит?

На кухне не на что было присесть. Агарков вернулся в комнату и принес оттуда обе табуретки.

- От кого привет? - поинтересовался он.

- От Зверевой Раисы Алексеевны, - сказал Бородин.

- Вот как!.. - озадаченно произнес Агарков. Вытянув из пачки сигарету, он предложил закурить и Бородину, но тот помотал головой. - Чего это она к вам обратилась? На розыск, что ли, подала?

- Вы не могли бы сказать, где были днем семнадцатого ноября? - спросил Бородин.

Агарков нахмурился.

- Что-то случилось?

Бородин молча, со значением кивнул.

- Надеюсь, жива-здорова? - снова спросил Агарков.

- Жива-здорова, - сказал Бородин. - Но вы мне не ответили, а уже столько вопросов задали.

- Да... Где же это я был тот день? - задумался Агарков и громко позвал: - Витя! - а когда тот нарисовался в проеме кухонной двери, спросил у него:

- Вить, не помнишь, где я был и что делал семнадцатого ноября?

- Ну, сразу-то... - хозяин квартиры зачесал затылок. - Это какой день был?

- Среда, - подсказал Бородин.

- Так-так... Постойте... - и вдруг встрепенулся. - Презентация ж была! Новую выставку открывали! Жени Макеева... - А, ну да! - вспомнил и Агарков. Презентация, - и пояснил Бородину: - Это мы так, между собой называем. Про- сто состоялось открытие выставки наших молодых художников. В фойе Дома работников культуры. Там у нас постоянно действующая, так сказать, картинная галерея...

- В котором часу открылась выставка? - спросил Бородин.

- В пять вечера.

- А где вы были в три часа дня?

- Да там же! - сказал Витя. - Надо ж было все подготовить, каждой картине найти подходящее место.

- Кто-нибудь еще мог бы подтвердить, что вы были там в это время? - спросил Бородин у Агаркова.

- Ну, там постоянно находится Лида. Так сказать, хозяйка галереи. Можете у нее спросить. Еще были художники... - Агарков назвал несколько фамилий.

- Хорошо, - кивнул Бородин и, записав фамилии Лиды и художников, а так же телефон Дома работников культуры, сказал Агаркову: - Больше к вам нет вопросов.

- А что все-таки случилось? - спросил тот. Бородин прищурился на него одним глазом:

- Лучше спросите у нее сами. Или больше не намерены встречаться?

- Вообще-то нет... - Агарков вздохнул. - Не по пути нам, - он кивнул в сторону комнаты: - Вы ж видите, как живу. Все имущество в одном чемодане. Ну, еще работы.

Витя по-свойски похлопал его по плечу и сказал Бородину:

- Знаете, какой это талант? Жаль, здесь нет его лучших работ. Но можно съездить, - и он вопросительно глянул на Агаркова: - Как ты на это смотришь, Слава?

Тот покачал головой:

- Они же упакованы.

- Да и я спешу, - сказал Бородин. - Давайте уж в другой раз?

- Это будет нескоро, - сказал Витя. - Он ведь на днях в Париж улетает!

- В Париж? - не поверил Бородин.

- На международную выставку, - пояснил Витя. - У него в кармане заграничный паспорт! Слава, покажи!

- Да будет тебе! - смущенно отмахнулся Агарков.

- Это правда? - спросил Бородин у Агаркова.

- Да, пригласили, - нехотя ответил тот и достал из кармана куртки заграничный паспорт.

Бородин с интересом полистал его, посмотрел фотографию. Возвращая паспорт, поинтересовался:

- Вы кто по специальности?

- Свободный художник, - улыбнулся Агарков. - А во- обще-то юрист. И папа был юристом.

Бородин понятливо улыбнулся на шутку.

- Сейчас не работаете по специальности?

- Смотря что понимать под работой, - Агарков едва заметно передернул плечами. - Но это долгий разговор, а вы торопитесь.

- Да, к сожалению, надо бежать, - покивал Бородин и спросил, со значением поглядев Агаркову в глаза: - Нашей общей знакомой привет не передавать?

- Полагаюсь на вашу проницательность, - улыбнулся Агарков.

- Все понял! А вы, Витя, держитесь до упора, вам обязаны предоставить взамен жилплощадь, - и, пожав им на прощание руки, Бородин покинул гостеприимный дом. Итак, одна версия отпала.

 

4.

Улица Каляева по своей конфигурации напоминает клюшку хоккеиста, длинная часть которой тянется параллельно улице Бебеля, а загнутый конец врезается в нее почти перпендикулярно. На завороте, широко раскинув корпуса-крылья, стоит девятиэтажный дом под номером 27. А следующий, тоже девятиэтажный и тоже угловой, одним крылом значится по улице Каляева, 31, а другим по Бебеля, 128.

У этих двух больших домов общий, замкнутый с трех сторон корпусами-крыльями двор, довольно просторный, вмещающий два подземных гаража, детский комбинат с игровой площадкой, обнесенной высокой металлической оградой, и еще остается много свободной площади.

Так вот, квартира Зверевой находится в доме по Каляева, 27. А похищенные вещи были занесены, если верить овчарке, в один из подъездов на Бебеля, 128. Предположительно, в одну из квартир на третьем, четвертом или пятом этажах.

Бородин вошел в подъезд около семи часов вечера. В нескольких квартирах никого не оказалось дома (впрочем, не исключено, что кто-то, поглядев в "глазок", не захотел или побоялся обнаружить свое присутствие).

И тем не менее, уже в самом начале обхода, в квартире на третьем этаже, он получил интересную информацию от пятнадцатилетней девчушки, которая именно семнадцатого ноября встретила на лестнице незнакомого мужчину с двумя большими сумками в руках.

Девчушка бежала вниз, а он поднимался навстречу. К сожалению, она не обратила внимание на его лицо.

Зато посмотрела на сумки. Одна была синего цвета, другая коричневая. Обе сумки были чем-то туго набиты и застегнуты на "молнии".

- Лифт, что ли, не работал? - спросил Бородин.

- Нет, почему? Наверное, работал, - ответила девчонка.

- Тогда почему ты спускалась по лестнице?

- Потому что быстрее! Пока лифт придет... - ответила девчушка, задрав кверху обсыпанный конопушками нос и с не- скрываемым любопытством разглядывая сыщика золотисто-карими, по-взрослому серьезными и умными глазами.

Глаза у девчушки были взрослые, а ростом и комплекцией сошла бы за двенадцати-тринадцатилетнюю. Густые огненно- рыжие волосы были подстрижены коротко, "под мальчика". Люба Пермякова. Матери нет, умерла. Живет со старшим бра- том, который работает шофером на междугородных перевозках. Сейчас он в рейсе.

- На какой этаж поднялся тот мужчина, не обратила внимания? - спросил Бородин.

Люба помотала головой, подумала и сказала:

- Когда я выходила из подъезда, он еще топал.

- А встретились на каком этаже?

- Между третьим и вторым.

- Быстро он шел или медленно?

- Торопился. Через две ступеньки шагал.

"Мог и до шестого этажа дойти, если не выше", - подумал Бородин.

- Ты точно помнишь, что это было семнадцатого ноября?

- Точно! - уверенно ответила Люба.

Это был день ее рождения, и брат дал ей десять тысяч на подарок. Вот она и побежала с этой десяткой. Купила себе кое- что в комке. А что именно - стесняется сказать. Ну, Бородин и не настаивал.

В половине десятого он добрался до девятого этажа. Никто из опрошенных, кроме Любы, мужчину с сумками не видел.

Но вот тут, на девятом этаже, одна интеллигентная старушка с выкрашенными в лиловый цвет волосами вспомнила, как в один из дней - недели-то три с тех пор, пожалуй, про- шли - сидела, как обычно после завтрака, на скамеечке возле подъезда и видела, как подъехала легковая машина. А немного погодя из подъезда вышли двое молодых мужчин с большими дорожными сумками. Погрузились в машину и уехали.

Внешность мужчин старушка смогла описать лишь приблизительно: "простые рабочие лица". Цвета сумок - синий и коричневый. Вернее не совсем коричневый, а ближе к бежевому. Машина же была красного, "пожарного" цвета. В марках старушка не разбирается. На номер тоже не посмотрела. Да если бы и посмотрела, то навряд ли бы запомнила.

- Память стала совсем никуда, - пожаловалась она. - Иной раз на почтовом конверте свой адрес надо написать, так не поверите: за дверь заглядываю, чтобы номер квартиры посмотреть... Постойте-ка!.. - Она задумалась, приложив ко лбу растопыренные пальцы. Ее маленькие руки с наманикюренными ногтями походили на птичьи лапки.

Немного погодя старушка подняла на сыщика выцветшие глаза и, с заговорщически понизив голос, сообщила:

- Там ведь еще мальчик стоял и смотрел на машину. Он в нашем подъезде живет. Хорошо бы вам его найти: у его отца точно такая же машина, только другого цвета.

- Не вспомните, в какой квартире живет этот мальчик? - спросил Бородин, чувствуя, как внутри все напряглось.

Старушка махнула на него обеими руками, словно отгоняя наваждение:

- Бог с вами! Я же говорю: свою квартиру забываю, какой у нее номер! - Помолчав добавила: - Красивый мальчик такой. И мать у него красивая, в каракулевой шубке ходит. Шубка черная, а берет белый, из меха нутрии, очень ей идет...

- На каком они этаже - тоже не вспомните?

Старушка ласково улыбнулась:

- Нет, миленький, не вспомню!

- Мальчику приблизительно сколько лет?

Старушка подумала. Затем просветленно посмотрела на Бородина:

- Как-то я у него спросила, в каком классе он учится. Сказал - в шестом. У него такие выразительные черные глаза! И волосы тоже черные, кудрявенькие.

И уж совсем тихо:

- Еврейчик...

На седьмом этаже Бородин имел разговор с красивой женщиной-еврейкой. На все его вопросы она отвечала вежливыми "нет": ничего не видела, ничего не слышала. И даже за порог своей квартиры не пустила.

Было уже около одиннадцати, когда он снова позвонил в ту квартиру. Не снимая с двери цепочки, женщина все так же вежливо осведомилась, что еще могло понадобиться работнику милиции в такое позднее время. Ведь она же сказала, что ничего не видела, ничего не...

Бородин спросил про мальчика. Женщина, все так же из- за цепочки, ответила, что мальчик уже лег спать, потому что ему рано в школу. В этот момент Бородин услышал:

- Мама, кто там?

- Я сыщик, мальчик! - представился ему через цепочку Бородин. - Мне надо у тебя спросить кое-что важное!

- А что? - заинтересованно спросил мальчик, подойдя к двери.

Бородин ответил таинственным шепотом:

- Об этом нельзя говорить громко...

Женщина откинула цепочку и впустила Бородина в прихожую. На ее недовольный взгляд он не обратил внимания.

- Тебя как звать? - спросил он мальчика.

- Илья, - ответил тот.

- А я - Сергей Александрович, - представился ему Бородин. - Так вот, Илюша, ты мне здорово поможешь, если припомнишь, как недели три назад к вашему подъезду подо- шла красная легковая машина, и в нее сели два дяденьки с большими сумками...

- "Шестерка", да? - спросил мальчик.

- Точно?

- Точно, если красная! - уверенно подтвердил мальчик. - Номер двадцать два семнадцать?

Бородин оторопело уставился на мальчика:

- Ты... и номер помнишь?

Мальчик скромно покивал.

- У Илюши феноменальная память на цифры, - тепло улыбнулась женщина.

- Может, и буквы помнишь? - с надеждой спросил Бородин, понимая, что хочет слишком многого.

И действительно, букв перед номером Илья не запомнил.

- Ты даже не представляешь, как мне помог! - сказал ему Бородин. - Теперь мне легче будет их искать!

- Кого - искать? - спросил мальчик.

- Воров, которые садились в машину. А ты не помнишь, как они выглядели? Какие у них были лица? Как были одеты?

Нет, этого мальчик не мог сказать. Единственно, что он еще запомнил: на куртке водителя была эмблема фирмы "Адидас".

- Куртка какая - кожаная? - спросил Бородин.

Мальчик пожал плечами.

- Цвета какого?

И этого он не помнил.

 

5.

Ни на одном из водителей четырех красных "шестерок" с номером 22-17, зарегистрированных в городе, куртки с эмблемой фирмы "Адидас" не оказалось. И вообще никто из них не имел когда-либо такой куртки.

Либо была еще пятая красная "шестерка" из какой-нибудь соседней области, либо кто-то из тех четверых предусмотрительно снял и спрятал куртку.

Бородин проверил алиби всех четырех водителей, и трое сразу отпали. А с четвертым оказалось достаточным побеседовать с "профессиональным" подходом, и через каких-нибудь полчаса ведущий инженер одного из бывших "почтовых ящиков" Леонид Федорович Цыпкин увяз по уши.

Три четверти этого времени он божился, глядя на сыщика кристально чистыми голубыми глазами, что ни сном, ни духом не ведает ни о каком доме на улице Бебеля и знать не знает никаких мужчин с дорожными сумками. Ему даже оскорбительно было слышать о том, что он кого-то подвозил за деньги. Верно, в этот день он, кажется, и на самом деле не был на работе, потому что его предприятие перешло на трехдневный режим. Но из дому он никуда не выходил, и это может подтвердить жена.

Разговор происходил в доме Цыпкиных, и жена Леонида Федоровича с готовностью подтвердила его слова, сообщив с. выражением смущения и неловкости некоторые дополнительные подробности:

- Утром мы немножко поссорились... Ну, сами понимаете, какое сейчас нервное время, а Леонид Федорович, - она выразительно посмотрела на мужа, словно заранее извиняясь за свою излишнюю болтливость, - всегда все ужасно преувеличивает. Короче говоря, у нас случилась неприятность, и пока я переживала-плакала в спальне, он вот здесь, а этой комнате, нарезался, извините, совершено по-свински и уснул прямо на полу. Вот здесь вот, - она кивком указала место между столом и сервантом, где ее пьяный муж улегся спать. - Разве не так было, Ленечка?..

- До которого часа вы спали? - спросил Бородин у Цыпкина. Тот вопросительно, как бы советуясь, взглянул на жену: - Часов до четырех?

- Примерно, до без четверти четыре, - уточнила жена. - В четыре ты включил телевизор и стал смотреть "Вести".

- А уснули во сколько?

- Ну... - и Цыпкин опять вопросительно посмотрел на жену.

- Где-то около десяти я ушла к себе в спальню и закрыла за собой дверь. Уж не знаю, сколько времени ты "уговаривал" эту поллитровку. Где-то около двенадцати я вышла, извиняюсь, в туалет - ты уже дрых... - подробно все расписала жена.

- Леонид Федорович, - спокойно заговорил Бородин, выслушав супругов. - Должен вас предупредить об ответственности за ложные показания. На тот случай, если вам придется выступать на суде в качестве свидетеля. К подсудимым закон в этом отношении гораздо снисходительнее: они вправе менять показания либо вообще ничего не говорить... Ладно, я пока не буду нажимать на эту педаль. Пока вы для меня только свидетель и, следовательно...

- Да какой я вам свидетель! - завозмущался Цыпкин. - Я вам уже сказал...

- Слышал, что вы сказали, - кивнул Бородин. - Но другой человек показал другое. Человек, который видел, как в тот самый день вы ставили свою машину в гараж.

- Кто такой?

- Если очередь дойдет до очной ставки, то вы его увидите, - сказал Бородин. - А пока я хотел бы вам напомнить, что у подъезда дома по Бебеля, сто двадцать восемь, где ваша машина загружалась крадеными вещами...

- Крадеными?! - завопил Цыпкин.

- Гос-поди!.. - простонала его жена.

- ...сидела в это время на лавочке старушка, которая все видела. И еще на крыльце стоял мальчик, который учится в школе с математическим уклоном и обладает удивительной па- мятью на цифры. И не только на цифры. Он припомнил, что на вас тогда была куртка с эмблемой фирмы "Адидас". Супруги переглянулись.

- В жизни не было у моего мужа куртки с такой эмблемой! - проговорила Цыпкина до ушей заливаясь краской. Бородин вежливо разъяснил Цыпкину:

- Леонид Федорович, прежде, чем вы подтвердите или опровергните эти слова вашей супруги, послушайте, что я вам скажу. Куртка с эмблемой фирмы "Адидас" вещь дорогая и очень заметная. И если вы ее носили, то ваши соседи по подъезду, конечно же...

Ципкин остервенело махнул рукой.

- Ну, есть у меня такая куртка! Только что это доказывает? У меня одного что ли...

- А если ничего не доказывает, зачем же было... скрывать этот факт? - мягко спросил Бородин, обращаясь к одному Цыпкину.

- Лично я еще ничего не успел вам сказать по этому поводу! - ответил Цыпкин и сердито посмотрел на жену.

- А потому что... Потому что вы обложили его со всех сторон! - с отчаянием в голосе выкрикнула Цыпкина. - Вам ведь только найти виноватого! Но ведь он... Ведь Леонид Федорович живой человек!.. - последние слова ее потонули в слезах. Закрыв лицо руками, супруга Цыпкина убежала в другую комнату.

- Леонид Федорович! - Бородин посмотрел Цыпкину в глаза. - Вы подъезжали на своей машине восемнадцатого ноября к подъезду дома по Бебеля, сто двадцать восемь?

- Нет! - крикнул Цыпкин в лицо Бородину. И еще раз: - Нет!!!

Бородин выдержал его яростный взгляд. - Должен предупредить вас, что содержимое тех сумок... Словом, хотелось бы надеяться, что вам оно не известно, потому что... - И трагическим тоном потянул: - Леонид Федорович, Леонид Федорович!...

- Я в их сумки не заглядывал! - как-то вдруг сник Цыпкин.

- Это точно? - Бородин пристально посмотрел ему в глаза.

- Да с какой стати! Я этих парней первый и последний раз в жизни видел. Попросили подвезти... - Где они вас подцепили?

- На улице Белинского, у пожарки. Я перед светофором остановился, а они тут и подскочили... А что было в сумках-то?

- Я уже вам говорил: краденые вещи, - невольно улыбнулся Бородин.

- И все?! - На лице Цыпкина отразилась целая гамма противоречивых чувств.

- Вам этого мало? - Бородин изобразил удивление.

- Я уж думал... - Цыпкин бросил на него злобный взгляд. - Послушайте, так ведь и до инфаркта можно до- вести!

- Вас никто не принуждал врать! - резко бросил ему Бородин.

- Да, подловили вы меня!..

- В ваших же интересах, - сказал Бородин. - Вы сами же себе вредите: ведете себя так, словно вы с теми ворами - одна компания.

- Никогда прежде их не видел, правду вам говорю!

- Теперь мне это ясно, - сказал Бородин. - Ну, а как дальше: будете правду говорить или опять станете изворачиваться?

- Еще-то что вам от меня надо? - осторожно спросил Цыпкин.

- У меня к вам еще куча вопросов! - признался Бородин. Цыпкин горестно мотнул головой.

- Вот влип, так влип! Как говорится, без вины виноватый. Я что, не могу подвезти людей, если просят? На лбу ведь не написано, воры они или честные люди!

- Сколько они вам заплатили?

- Пятьдесят.

- И куда вы их отвезли?

Цыпкин вздохнул и уставился в потолок. Прошла минута, другая. Он не менял позы.

- А, Леонид Федорович? - напомнил ему о себе Бородин.

- Леня, не вздумай сказать! - из спальни высунула голо- ву его жена. - Нам еще жить с тобой...

- Они вам угрожали? - спросил Бородин у Цыпкина.

Тот едва заметно кивнул.

- И вы, значит боитесь?

- А как вы думаете? - с укором проговорил Цыпкин. - Вы ж к нам охрану не приставите!

- Охрану - нет, - честно признался Бородин. - Но ведь можно сделать так, что им и в голову не придет подумать о вас.

- Как это? - живо заинтересовался Цыпкин.

- Очень просто: будем считать этот разговор неофициальным. Если сейчас вы дадите мне правдивую информацию, то я не стану составлять протокол. И вызывать вас тоже никуда не будем - ни на допросы, ни на опознание преступников. И в суде вам тоже не придется выступать в качестве свидетеля. Вы как бы останетесь в стороне от этого дела. Но при условии, если назовете правильный адрес, по которому отвезли своих пассажиров.

Цыпкин подумал, обменялся с женой взглядами и спросил:

- Не обманете?

Бородин бросил на него строгий взгляд.

- У меня нет привычки обманывать людей. Как у некоторых.

- Ну, ладно, - решился, наконец, Цыпкин. - Это на Белинского. Номер дома не помню, могу только нарисовать. Бородин согласно кивнул и сказал:

- Рисуйте!

Супруга принесла Цыпкину вырванный из тетради листок, и он вычертил схему: три квадратика-дома, нужный отметил стрелкой, троллейбусную остановку - крестиком, цепочку киосков - кружками.

- Какой этаж? - спросил Бородин.

Цыпкин пожал плечами:

- Я с ними в квартиру не поднимался. Выгрузились, и я уехал. Пока разворачивался, успел заметить, в какой подъезд они зашли. И все.

На другой день Бородин, прихватив себе в помощь оперуполномоченного Мишу Андрейчикова, поехал на место. И - впустую: не нашли нужный дом. Либо Цыпкин что-то перепутал, либо всучил сыщику заведомую липу.

Пришлось опять ехать домой к Цыпкину и брать его в оборот.

Цыпкин валялся в постели с температурой. На табурете у изголовья постели свежо голубел больничный листок. Стопоч- кой лежали рецепты.

Увидев вошедшего в комнату Бородина, Цыпкин закапризничал:

- Обещали оставить меня в покое, а сами опять!..

Бородин сунул ему в руки схему:

- Сколько там домов?

Цыпкин с минуту поизучал свое творение.

- Я ж не считал...

- Который же дом тот? - с нажимом произнес Бородин. - Второй, третий или четвертый?

- Их четыре там, что ли? - спросил Цыпкин.

- Выздоровеете - съездим вместе, - отрубил Боро- дин. - На месте покажете тот дом!

- Сколько еще это будет продолжаться? - заканючил Цыпкин.

- Пока не получу правдивой информации! - сказал Бородин и ушел.

 

6.

Это только в романах детектив неделями распутывает одно дело. У районного же оперуполномоченного сроки другие. То есть он может и месяц, и полтора, смотря по обстоятельствам, заниматься одной кражей. Но - параллельно занимаясь еще добрым десятком других уголовных дел, половина которых - если не больше - по истечении установленных сроков попадает в разряд так называемых бесфигурантных, а попросту нераскрытых, когда нет даже подозреваемых. Согласно статистике, раскрывается лишь треть зарегистрированных квартирных краж. У Бородина эта цифра выше, но бесфигурантных дел и на его личном счету хватает.

Пока Цыпкин отлеживался в постели, Бородин занимался другими делами.

...Он только вошел в кабинет, а там уже сидит бабу ля: какие-то парни выхватили у нее из рук сумку, из сумки достали кошелек, из кошелька - деньги. Кошелек опять сунули в сумку, а сумку - в руки бабули. Все это они проделали с ловкостью фокусников, бабуля и охнуть не успела, как парней и след простыл.

Случилось это на мини-рынке, на улице Заводской. Бородин курировал этот район и знал, кто там, на мини-рынке, обычно крутится.

- Какие они из себя? - спросил он у бабули про парней.

Но та, конечно, не разглядела их. Один будто Лешка - женщины подсказали. Бородин глянул в свою картотеку. Вот два брата, живут неподалеку от мини-рынка.

- Приходите завтра утром, - сказал он бабуле. - Может, какие новости будут.

А вечером поехал домой к парням. Оба дрыхли без задних ног. Запах перегара в комнате стоял такой, что хоть нос затыкай.

Растолкал он парней, привез в райотдел и до утра - за решетку.

Утром бабуля опознала их, только денежки они, конечно, уже пропили.

...Еще до его знакомства со Зверевой случилась квартирная кража на улице Викулова, и все это время Бородин занимался ею, прорабатывал версию за версией. Там буквально не за что было зацепиться, и он всерьез опасался, что это дело попадет в разряд бесфигурантных.

И тут, пока Цыпкин болел, вдруг поступили сразу два сигнала. Пострадавшая случайно увидела на остановке парня, на котором была, как ей показалось, похищенная курточка ее дочери. Этого парня она раньше в глаза не видела, а потому не решилась вступить с ним в разговор и потребовать объяснений.

И другая информация: несовершеннолетний Вадим Скоробогатов сдает скупщику ценные вещи и на вырученные деньги гуляет. Бородин с помощником тут же выехали по указанному адресу, однако Вадима уже не застали дома: спешно уехал в деревню к бабушке.

Через пару-тройку дней снова неожиданно нагрянули к нему, задержали и доставили в КПЗ. А к этому времени Бородин уже выяснил, что Вадим был, оказывается, знаком с дочерью потерпевшей. И даже пару раз был у нее дома. В отсутствие матери.

- Тебя видели в курточке с цветными вставками, - сказал ему Бородин. - Где ты ее взял?

- Друг дал поносить, - ответил Вадим.

- Где сейчас эта курточка?

- Я ее нечаянно порвал.

- Ну, порвал. А все-таки где она?

Вадим простодушно пожал плечами.

- Куда мне ее рваную-то! Выбросил.

Бородин не поверил. Видел он квартиру Скоробогатовых: небогато живут.

Не так богато, чтобы модными курточками, пусть и пор- ванными так вот запросто бросаться.

- Друга как звать?

- Николай.

- Где живет?

- Не знаю его адреса...

- А дом показать сможешь?

- Я у него не был.

- Вот так друг! - поразился Бородин. - Курточку дал поносить и даже не требует вернуть!

Сходил к следователю, пояснил ситуацию:

- Курточка наверняка дома у Скоробогатовых. Необходимо провести обыск.

Следователь - молодая женщина - ну, ни в какую:

- Ты можешь и не найти ничего, тогда не тебя, а меня к прокурору потянут!

- Да я уверен, что найду!

- Мало ли, что ТЫ уверен!...

Так и не получив согласия на обыск, Бородин решил действовать иначе. Позвонил матери Вадима - благо, что на квартире телефон - и, ничего не объясняя, попросил привезти сыну какую-нибудь легкую курточку.

Женщина посокрушалась:

- Ox, я ж ее только что замочила, грязная была!..

- Хоть не порванная?

- Нет, вроде как целая...

К вечеру выстиранная, отглаженная курточка была в руках у сыщика. Едва лишь увидев ее, Вадим не стал больше запираться и рассказал, как они вместе с Николаем, тем самым его "другом", совершили кражу и как сдавали вещи за бесценок скупщику.

Бородин уверен: если бы не курточка и не случайная встреча пострадавшей с вором на улице, дело об этой краже, скорей всего, попало бы в разряд бесфигурантных. Хотя кто знает...

Так вот: в самый напряженный момент эпопеи с курточкой, когда Бородин ни с чем вернулся от следователя к себе в кабинет и мучительно раздумывал, как быть дальше, ему позвонил Цыпкин и кисло поинтересовался:

- Поедем, что ли?

Бородин сердито ответил:

- Сейчас некогда!

- А мне завтра в командировку! - сразу повеселел Цыпкин.

- Ну, так съездите без меня! Запишите номер дома и по- том перезвоните. Я буду ждать.

Через час с небольшим Цыпкин перезвонил и сообщил но- мер дома.

Но прежде, чем Бородин отправился разыскивать воров, ему пришлось выдержать очередной малоприятный разговор со Зверевой по телефону.

- Вы нашли Агаркова? - спросила она со всей присущей ей категоричностью.

- Могу сообщить, что ваше дело продвигается, - решил порадовать ее сыщик. - Возможно, что через несколько дней...

- Я спрашиваю: вы Агаркова нашли? - голос Зверевой завибрировал, стремительно набирая высоту и силу.

На что Бородин ответил спокойно, однако достаточно жестко:

- Раиса Алексеевна, вы пытаетесь вмешиваться в нашу работу. Я не улавливаю, что вам требуется: результат или Агарков? Могу сказать, что лично меня интересует результат...

- Да сколько можно..? - казалось, телефон вот-вот займется жарким пламенем. - Сколько еще вы намерены водить меня за нос?!

- Мы работаем, - сказал Бородин.

Однако Зверева не унималась:

- А я вам говорю: пока не арестуете и не допросите Агаркова, никакого результата у вас не будет! Потому что двери открыть мог только он сам или его сообщник. А вы идете, по ложному следу и пудрите мне мозги! Вы...

Тут Бородин не выдержал и, вежливо извинившись, пол- ожил трубку.

Час был поздний, а завтрашний день обещал быть ни- сколько не легче дня прошедшего. Когда телефон снова за- зуммерил, Бородин был уже за порогом кабинета и не стал возвращаться - к чему лишний раз искушать судьбу!

 

7.

Прежде, чем войти в дом, на который указал Цыпкин, Бородин зашел в жилотдел, к паспортистке. Там он списал пас- портные данные жильцов в возрасте от 20 до 30 лет и переснял их фотографии.

А затем, вернувшись в свой кабинет, стал вызывать свидетелей кражи и проводить процедуру опознания по фотографиям молодых людей. Некоторые были при белых воротничках и галстуках. Лица у всех строгие, тупо застывшие перед объективом.

Свидетели являлись неохотно, пропуская сроки. Некоторым пришлось несколько раз напоминать об их обязанностях. А гражданке Андронниковой, той, что из окна своей квартиры наблюдала за схваткой ветерана войны Севастьянова с вором, тащившим ковер, Бородин даже зачитал соответствующую статью из Уголовного кодекса. Но эта свидетельница так и не явилась.

Сам Севастьянов в эти дни гостил у сына в Москве. Интеллигентная старушка с лиловыми волосами долго вглядывалась в лица на фотографиях, но так никого и не признала.

Люба Пермякова, тихонько похихикивая, не без интереса прогулялась по фотографиям своими умными золотисто-карими глазами - раз, другой, третий...

- Умрешь! - поделилась, наконец, с Бородиным своими впечатлениями. - Вот этот и этот, а? - она ткнула в фотографии пальчиком.

- Ты ж только одного видела! - напомнил ей Бородин.

Люба похлопала пушистыми, черными от туши ресницами, непонимающе глядя на сыщика. Затем до нее, видимо, дошел смысл его замечания.

- А, на лестнице-то которого?

- Да, на лестнице.

- Так его тут нет!

- Чего ж ты на этих двоих-то показала? - недоуменно спросил Бородин.

Люба смешливо поморщила нос:

- Просто они мне понравились. Клевые парни! Скажете, нет?

Соседка Зверевой по лестничной площадке не очень уверенно показала на Евгения Тропинина.

- Похож. Но я его плохо разглядела из-за ковра. Второй мне больше запомнился, но его здесь нет.

Последний, к кому обратился Бородин - водитель "шестерки" Цыпкин - снова напомнил об уговоре:

- Ведь обещали не привлекать меня к опознанию!

- Не вызывать, - уточнил Бородин. - Так я ж опять сам приехал к вам! Как и договаривались, не будет никакого протокола. Вот взгляните, - он разложил на столе перед Цыпкиным несколько фотографий. - Если кого узнаете - шепните мне на ухо.

- Этот! - показал Цыпкин на Тропинина. - А второго тут нет.

- Вот и спасибо! - поблагодарил его Бородин. - Думаю, что больше беспокоить вас не будем, - и с улыбкой добавил: - Пока не выследим второго вора.

Итак, двое свидетелей показали на Тропинина. Правда, один - вернее, одна свидетельница - с оговоркой. Что ж, нерешительных можно понять: и времени со дня кражи про- шло порядочно, а главное, когда от одного твоего слова зависит судьба человека, то поневоле задумаешься и на всякий случай ввернешь это спасительное "вроде как".

Теперь Бородин решил повидаться с самим Тропининым.

Минут бы на пяток пораньше выскочить из кабинета. Но его помощник Миша Андрейчиков замешкался за стенкой, где ребята потрошили сумку с инструментами только что задержанного при попытке совершить кражу шестнадцатилетнего парнишки.

И тут - телефон. Зверева, будь она неладна!

Как и следовало ожидать, спросила опять про Агаркова. Разговор грозил принять затяжной характер, однако Бородин сумел перехватить инициативу,

- Кстати, Раиса Алексеевна: когда вы вернулись из Талицы и вошли в квартиру - все форточки были заперты изнутри?

- Я уже отвечала на этот вопрос и вам, и вашему предшественнику: да, все форточки были заперты на вертушки, а створки окон заклеены бумажными лентами! - сердито ответила Зверева. - Но вы мне...

- И в комнатах были заперты и на кухне?

- Да, да, да! Но вы...

- Дело в том, что воры, проникнув в квартиру, могли сами для отвода глаз, закрыть форточки, - продолжал Бородин. - Вы хорошо помните, что закрывали их, перед отъездом?

- Полагаю, что да! - уже не столь категорично, однако же утвердительно ответила Зверева.

- Полагаете или точно? - потребовал Бородин полной ясности.

- Послушайте, с чего это вы прицепились к форточкам? - с новой силой завозмущалась Зверева, однако незаметно для себя включилась в нужный Бородину разговор. - Вы видели форточки в нашем доме?

- Да, Раиса Алексеевна, видел, - живо отозвался Бородин. - Маленькие, что и говорить....

- Только кошка в них и пролезет!

-Ну, пожалуй, еще и мальчик лет двенадцати-тринадцати. Бывали такие случаи.

- Восьмой же этаж, Бог с вами! - поражение воскликнула Зверева. - На вертолете он, что ли, подлетел? Послушайте меня еще раз: в мою квартиру вошли через двери, имея ключи! И я требую, чтобы вы нашли Агаркова, потому что ключи мог изготовить только он!

- Ну, хорошо, - вздохнул Бородин. - Скоро все узнаем.

- Мне очень интересно знать - как? - язвительным тоном спросила Зверева.

- Спросим у вора. Надеюсь, он все нам расскажет.

- Вы что, уже поймали его?

- Собираюсь с ним повидаться, а вы меня задерживаете. Всего вам хорошего, Раиса Алексеевна! - трубка в ответ лишь успела квакнуть.

 

8.

Самого Тропинина дома не оказалось. Дверь открыла его мать. По документам ей было сорок шесть лет, но выглядела она значительно старше: все лицо в морщинах, глаза водянистые, нос налился краснотой с лиловым оттенком.

Она тоже куда-то собиралась: была в сапожках, теплой кофточке, с шерстяной вязаной шапкой в руках.

- С работы еще не приходил, - прокуренным голосом ответила она на вопрос о том, где ее сын. Было семь вечера.

- Он всегда поздно приходит?

Женщина равнодушно пожала плечами.

- Когда как. Вчера пришел - шести не было.

- Может, пригласите нас в комнату? К вам у нас тоже будет разговор.

- Дак не убрано! - попыталась отговориться хозяйка.

Однако Бородин уже снимал пальто.

- Мы люди не гордые, - и кивнул Андрейчикову: - Раздевайся!

Какого-то особенного беспорядка в передней комнате не было заметно. Разве что пыль по углам да куча сваленного на диван чистого белья, еще пахнущего уличной свежестью.

- Мария Васильевна, - обратился Бородин к хозяйке, - вспомните, были ли вы дома в середине дня восемнадцатого ноября.

- Ой, да где ж это мне вспомнить! - горестно приложила хозяйка ладонь к щеке. - Сколь уж прошло...

- В этот день ваш сын и его приятель занесли сюда вещи, - подсказал Бородин. - Две сумки и, возможно, телевизор.

- Откуда у Женьки телевизор, Бог с вами! - испуганно встрепенулась женщина, но голос прозвучал как у неопытной актрисы на самодеятельной сцене - на одном дыхании и вразнобой с жестами и мимикой, а в слезящихся глазах ясно читалось: знает, определенно что-то знает!

- Ваш сын, Евгений Павлович Тропинин подозревается в совершении квартирной кражи! - сообщил ей Бородин.

- Бог с вами, какая кража! - все таким же искусственным тоном, словно заученное наизусть проговорила Мария Васильевна. - Отродясь он чужого не брал!

- Судимости есть у него?

- Не-ет, что вы, Бог с вами! - отмахнулась как от нечистой силы.

- Давно живете без мужа?

- Пятый год!..

- Что случилось?

Бросил! Не нужна стала, - при этих словах она быстро заморгала, прогоняя слезы, но к горлу уже подступили спазмы. Женщина спрятала лицо в ладонях и затряслась в беззвучных рыданиях.

- У вас еще дети есть? - спросил Бородин, когда она успокоилась.

- Дочка. Замужем, - женщина вытерла лицо полотенцем, которое вытянула из кучи белья.

- Муж у нее кто?

- Дмитрий. Ежов по фамилии.

- Где работает?

- В магазине. Грузчиком.

- Судимости у него были?

- Сидел.

- За что?

Женщина долго молчала, терзая в жилистых руках полотенце.

- А не знаю я! - наконец, ответила она и крепко сомкнула тонкие синеватые губы.

- Если вашего сына опознают свидетели, - сказал Бородин, - то посоветуйте ему не запираться. Если сам все сразу расскажет, сделаем ему явку с повинной, и срок будет меньше.

- И много дадут? - спросила женщина, скорбно глядя на Бородина.

- Это не мы решаем, - пожал плечами Бородин. - Одно знаю наверняка: чем больше правды скажет, тем меньше по- лучит.

- Господи, горе-то какое! - со стоном вырвалось у женщины.

Заломив руки, она стала раскачиваться взад-вперед. - Вот жизнь проклятая, хоть бы уж помереть скорее!..

- Мария Васильевна, я вам дал совет, а вы уж сами решайте, как поступить, - тут Бородин глазами указал Андрейчикову на дверь и поднялся.

Когда внизу они выходили из лифта, навстречу им толкнулся парень с хорошо знакомым лицом.

- Тропинин?

Парень отпрянул назад, но Андрейчиков, метнувшись вперед, крепко ухватил его за руку.

Впрочем, парень не сопротивлялся.

- Чего надо? - спросил он хмуро.

- Пройдем-ка с нами! - сказал Бородин. - Есть разговор.

Парень предпринял слабую попытку высвободить руку.

- Пустите, ну! Чего я вам сделал?

Бородин достал из кармана наручники.

- Нацепить или сам пойдешь?

- Ладно, пойду! - снизошел парень. - Только не знаю, чего вам надо.

- На счет этого не беспокойся: скажем! - пообещал Бородин.

 

9.

Тропинин безоглядно шел в отказ: на Каляева никогда в жизни не бывал, даже не знает, где эта улица находится. Никаких краденых вещей в свою квартиру не привозил. Где был днем восемнадцатого ноября, а также и семнадцатого - не помнит, потому что времени с тех пор много прошло, а жизнь такая интересная, что все дни похожи один на другой.

Впрочем, кое-что вспомнил: в ту неделю он, кажется, работал во вторую смену, а днем часто выпивал.

- Женя, ты по своей неопытности сам себе подножку ста- вишь, - терпеливо внушал ему Бородин. - Сейчас бы все рассказал, и мы с тобой написали бы явку с повинной. На суде это очень даже принимается во внимание. А ты по глупости отрезаешь себе все пути. Я вот еще немного послушаю тебя и вызову свидетелей, которые видели вас обоих с ворованными вещами. Проведу очную ставку. Не беспокойся, свидетелей хватает. Вызову соседку Зверевой, которая разговаривала с вами на восьмом этаже. Вызову старушку, которая сидела возле подъезда, когда вы грузили сумки в красную "шестерку". Вызову ветерана Великой отечественной, который у тебя ко- вер отнял. Да и твоего напарника приведем. Он-то уже сидел и знает, что если засветился, так нет смысла идти в отказ.

Бородин блефовал: Ежова пока не удалось задержать - ни дома, ни на работе его не оказалось.

- А после очной ставки уже никакой явки с повинной у тебя не получится, - сказал Бородин. - Ты меня понял?

- Ну, понял... - Тропинин досадливо поморщился

- Ничего ты не понял! - сердито бросил ему Бородин и посмотрел на часы. - Но у тебя до вечера есть еще время подумать над тем, что я сказал. Если ты не дурак, то придешь к правильному решению. А если... Ну, дурака-то чего жалеть!

- Чего я буду на себя наговаривать, если не виноват? - спросил напоследок Тропинин, перед тем как его отвели в камеру. - Для этого ума много не надо!

Бородину позвонил эксперт, который обследовал крышу над квартирой Зверевой, лоджию, и окна. Как и следовало ожидать, на крыше были обнаружены свежие следы веревки, как раз над кухонным окном. И еще прицепившийся к оконной раме, в проеме форточки, волосок натурального рыжего цвета.

- Похоже он и не думает признаваться, - сказал Андрейчиков. - И даже намеков нет никаких.

- Это потому, что ты сбоку на него глядел, - разъяснил Бородин. - В самую глубину-то глаз не всматривался. Там все у него.

- А ты что разглядел?

Бородин словно не слышал вопроса.

- Тут я без тебя с экспертом говорил. Рыжий волос нашли в форточке. Недлинный. Какого-то мальца, значит, спускали с крыши. Как я и думал.

- Хоть рыжий, и то хорошо, - удовлетворенно покивал Андрейчиков. - Легче найти будет этого мальца, - и усмехнулся: - Ха, вождь краснокожих!

- Это точно, - согласился Бородин.

 

10.

- Так вас, оказывается, было трое? - спросил он у Тропинина при следующей встрече, когда они опять уселись в кабинете друг против друга. - Без рыжего, значит, не обошлось? Вот, значит, еще и с вождем краснокожих тебе очная ставка будет.

- С каким вождем? - тупо уставясь на опера, спросил Тропинин.

- А который в форточку пролез и двери вам открыл! - по тому, как напрягся Тропинин, как вдруг затосковали его глаза, Бородин понял, что попал в яблочко. - Ну, Женя, не губи свою жизнь молодую на корню, лишние годы лагерей тебе со- всем не к чему. Нет у тебя на руках даже завалящего козыря. Ну, нечем тебе крыть, совсем нечем! А у нас и свидетели есть, и вещественные доказательства, и ваш помощничек рыжий... Я с тобой до завтра пообщаюсь и передам дело следователю, а он еще что-нибудь раскопает. Хотя и того, что есть, за глаза хватит любому суду. Вещи-то уж все пропили?

- Какие вещи? - механическим голосом спросил Тропинин.

- Женя, кончай эту волынку! Пойми: нет у тебя козырей, а без них это что за игра! Давай спокойно посидим, молча поглядим друг на друга, и ты принимай решение. Мне ведь что? Осталось только рапорт написать начальнику - и все! С плеч долой это дело, за другое тут же примусь, - Бородин похлопал ладонью по стопе папок. - Ишь, сколько их у меня на очереди, дел-то уголовных!

Как только передам тебя следователю, усажу на твое место другого Женю. Или Петю. А про тебя и думать забуду. Я-то забуду, а ты меня не раз потом вспомнишь, да поздно будет! Вот пока ты еще передо мной сидишь - думай головой, кому твоя явка с повинной больше нужна, мне или тебе...

Тропинин поднял на сыщика тоскующий взгляд:

- Что писать-то?

Сердце у Бородина гулко застучало.

- Явку с повинной! - внезапно севшим голосом проговорил он.

- Как писать-то ее?

- А вот сюда садись, за стол... На тебе бумагу и ручку... Так... Готов? Пиши: "Семнадцатого ноября сего года Мы втроем..."

В общем, описывай все подробно, с чего начали и чем кончили, а я сейчас вернусь. Миша, ты тут присмотри, - наказал он Андрейчикову и вышел в прохладный коридор. Там прошелся несколько раз из конца в конец, затем вернулся в кабинет, глянул поверх плеча Тропинина на то, что было написано и удивленно спросил:

- Ты чего только две фамилии написал? Третью забыл, что ли? Вписывай ее вот тут!

- Кого вписывать? - в глазах у Тропинина было непритворное удивление.

- А вождя краснокожих! Рыжего-то!

- Какого еще вождя? Мы с Димкой вдвоем только были...

- А двери-то кто вам открыл?

- Так они открыты были!

- Ой ли? - Бородин облокотился о стол и заглянул Тропинину в глаза.

- Побожиться, что ли? - спросил тот, не отводя глаз.

- Пришли, и двери были открыты?

- Были! - кивнул Тропинин.

- Кто ж их для вас открыл?

- Я-то почем знаю! У Димки спросите.

- А ты сам у него спрашивал?

- Больно мне надо!

- Ладно, рассказывай тогда все по порядку, а потом сформулируем и запишем.

- Чего рассказывать... Пришел и говорит: "Дело есть..."

- Куда пришел?

- К нам домой.

- Во сколько?

- Перед обедом.

- И что было дальше?

- Ну я спросил, какое, мол, дело. Тыщ, говорит, на восемьсот, а может и на два миллиона. Верняк, мол, и все уже готово, только прийти и забрать. Хозяйка, сказал, далеко, раньше, как послезавтра не приедет. Научил, как соседям, если что спросят, отвечать...

- Сказал, как звать хозяйку?

- Ну.

-А он от кого узнал?

Тропинин молча пожал плечами.

- Ну ладно, поехали дальше, - махнул рукой Бородин. - Куда с вещами-то направились?

- Сперва в соседний дом.

- Что унесли?

- Не знаю, чего там Димка в сумки понапихал, он их и тащил. А я ковер, но во дворе пришлось бросить...

- И после этого ты куда побежал?

- В дом на Бебеля.

- С пустыми руками?

- А как? У меня только ковер и был.

- Прибежал в тот дом...

- Димка меня в подъезде уже дожидался. Велел домой ехать.

- С сумками дожидался?

- Не помню.

- На другой день опять встретились?

- Нет, в тот же день он зашел ко мне. Сказал, что надо перевезти вещи, а то мигом нас заметут. Раз засветились.

- Значит на другой день опять в тот же дом, на Бебеля, отправились? Ты в квартиру-то заходил на этот раз? - Ну, заходил...

- Это на каком этаже?

- На третьем.

- На третьем?! - Бородин не сумел скрыть удивления. - Димка, что ли, там теперь живет?

- Зачем? Это Пашкина хата.

- Как фамилия?

- Не знаю. Вообще-то он.. Ну, в общем, отбывает срок.

- Кто ж вас пустил?

- Любка. Сестренка Пашкина.

Бородину понадобилось некоторое время, что бы осмыслить услышанное. Удивление уступило место досаде и стыду. Вот уж прокол так прокол! Как это он не подумал о рыжей Любке, когда получил информацию о находке в форточке? Ну, сыщик, еж тебя задери! На блюдечке ведь поднесли! Ай, да девка!

Ай, да вождь краснокожих!..

"Ну, ничего, Любушка, скоро опять повидаемся!" - подумал он не без злорадства.

 

11.

Когда они с Андрейчиковым и следователем Ореховым вышли из машины во дворе дома по Бебеля, 128, навстречу им, как по заказу, выпорхнула Люба Пермякова собственной персоной. В лаково поблескивающей курточке с меховыми отворотами, вся такая накрашенная, напомаженная. Конопушек на мордашке как не бывало. Бородин едва узнал ее.

- Далеко собралась? - спросил он, радушно поздоровавшись, как и полагается старым знакомым.

"Ох, Любка, ты Любка!" - то ли грозил он ей мысленно, то ли жалел, зная наперед, какая судьба ее ждет. То ли в момент встречи нестерпимый стыд ожег его при мысли о том, как ловко провела его эта соплюшка.

Любка дернула носом, пронзительно глянула исподлобья на сыщика, но ничего ему не ответила. Хотела пройти мимо, но Бородин приобнял ее за плечи, развернул лицом к двери подъезда и подтолкнул вперед.

- Как думаешь, надо нам с тобой поговорить или нет? - спросил он.

- Мне ж некогда! - вдруг захныкала Любка, оказавшись с тремя мужчинами в лифте.

- Куда тебе некогда? - спросил Бородин. - Кавалеры, что ли, ждут?

- А хотя бы! - сквозь слезы всохотнула Любка. - А вы не пускаете!

- Поди мелкота какая-нибудь! - предположил Бородин. - Ты на нас погляди!

- Ой, держите меня! - снова всохотнула Любка.

- Вот и держим! - улыбнулся Бородин. - А что нам, старикам, еще остается? Держать покрепче, что бы не убежала к своим недомеркам.

- Ой, старики!..

В квартире раздеваться не стали. Андрейчиков сразу отправился по соседям звать понятых, Орехов занялся предварительным осмотром квартиры, а Бородин усадил Любку за стол, напротив себя, и повел такой разговор:

- Такие вот дела, Любушка-голубушка: провела ты меня в тот раз как малого ребенка. Оказывается, воры никуда выше третьего не поднимались, а пришли прямо к тебе домой и где-то здесь оставили краденые вещи, - он окинул внимательным взглядом комнату.

- Какие вещи, вы че! - глаза у Любки расширились от удивления, и так, продолжая удивляться, она тоже осмотрелась вокруг себя. - Вы че это! Никаких вещей тут нету!

- Ну, нету! - развел руками Бородин. - Ведь их на другой день увезли на красных "Жигулях". Забыла?

- Не зна-а-а-ю! - изумленно протянула Любка. - Да кто вам сказал? Наврали, наверно!

- А Женя и сказал! - Бородин играл с нею в гляделки - кто кого пересмотрит. - Женя Тропинин.

- Какой это?

- На Белинского живет. Ежов его в помощники взял да оказалось, что напрасно: бросил ковер на полдороге и с пустыми руками сюда прибежал. На другой день к нему на квартиру вещи и увезли...

- Какие вещи? Кто увез?

-- Краденые вещи. А увезли их отсюда Ежов с Тропининым. Ну, да ты и сама все лучше меня знаешь! А чего не знаешь, эти ребята скоро дорасскажут. Ждут они тебя в одном месте.

Глаза у Любки сузились и сухо, зло заблестели.

- А может, и не все они отсюда вывезли, - сказал Бородин. - Вдруг да оставили что. Поэтому мы проведем тут обыск, ты уж не взыщи.

Орехов показал Любке ордер на обыск. Андрейчиков уже привел понятых. Любка завертелась на стуле, как на горячих угольях.

- Сиди спокойно! - строгим голосом велел ей Бородин.

Занимаясь делом, он старался не спускать с нее глаз.

В передней комнате краденых вещей не нашли. В дру- гой, смежной, следователь выковырил из щели в полу синий пластмассовый язычок от застежки "молния".

Бородин показал Любке находку.

- У тебя есть такая "молния"?

Любка ответить не успела: из смежной комнаты донесся удивленный возглас Орехова:

- Е-мое!..

- Что там? - крикнул Бородин.

Орехов показался в проеме двери. Он держал в вытянутой руке полную горсть украшений из золота с просверками драгоценных камней.

Пораженные увиденным Андрейчиков и Бородин подскочили к нему - поглядеть на это чудо.

- Ну-ка, ну-ка!.. Вот это да!..

Лишь на какие-то секунды Бородин выпустил Любку из виду. А когда, спохватившись, обернулся, ее в комнате уже не было.

- В туалет пошла, - сказала женщина-понятая.

Но в туалете, как и следовало ожидать, Любки тоже не было.

Бородин выскочил на лестничную площадку и услышал, как дважды хлопнули двери подъезда. Он кинулся вниз по лестнице, прыгая через пять-шесть ступенек

Выскочив из подъезда, он сумел ухватить взглядом в сгустившихся сумерках рыжую голову, мелькнувшую за прутьями высокой ограды, окаймлявшей территорию детского комбината.

Любка бежала через двор на улицу. А когда Бородин выбежал вслед за ней на тротуар, Любка уже неслась меж домами по другую сторону улицы Каляева.

Бородин еще поднажал. Расстояние между ними заметно сокращалось. Любка понеслась было прямиком к стоявшему поодаль школьному зданию, однако, немного не добежав до него, круто повернула вправо, опять на улицу Каляева. Выскочив на тротуар, она пронзительно завопила:

- Помогите! Грабят!

Бородин был в штатском, и это осложнило его положение. Каких-то двое подвыпивших мужиков попытались остановить его, но ему удалось проскочить мимо них.

А чертовка продолжала орать благим матом, она неслась по тротуару к самым людным местам. Прохожие испуганно шарахались от Бородина и что-то кричали ему в спину.

Наконец, он настиг девчонку и ухватил за ворот куртки. Любка пронзительно визжала и извивалась у него в руках. Вокруг них стала собираться толпа. Кто-то предлагал вызвать милицию.

- Я - сотрудник милиции! - крикнул он зевакам.

- Врет! - заверещала Любка. - Он хотел куртку снять! - и тут, изловчившись, она вонзила в ладонь Бородина острые, как у хищного зверька, зубы.

Воспользовавшись замешательством сыщика, у которого от боли потемнело в глазах, она вьюном вывернулась из его из рук и опять задала стрекача.

Свирепо отмахнувшись от не в меру любопытных зевак, отмечая путь каплями крови, сочившейся из укушенной руки, Бородин продолжил погоню.

На этот раз он ухватил ее крепче. Но эта рыжая зверюшка села на тротуар, обхватила обеими руками его ногу и впилась зубами ему в бедро.

Бородин непроизвольно ухватился рукой за укушенное место, а Любка принялась, как пиранья, рвать зубами его ладонь. К счастью, ребро правой ладони было у Бородина мозолистым и твердым, как панцирь черепахи, и оказалось Любке не по зубам.

А тут подоспел на машине и Андрейчиков. Вдвоем кое- как впихнули продолжавшую вопить и извиваться Любку на заднее сиденье "Жигулей". Как только дверца захлопнулась, Любка тут же притихла. Всю дорогу до милиции она не отрываясь смотрела в окно, на проносившиеся мимо дома и прохожих.

Укушенная ладонь Бородина продолжала кровоточить, штанина была мокрой на ощупь и прилипла к ране на бедре.

"Придется теперь экспертизу проходить", - сердито размышлял он, сидя рядом с Любкой и прижимая носовой платок к ноющей ладони. Чего доброго, еще шрамы останутся, вот будет память на всю оставшуюся жизнь.

И словно угадав его мысли, Любка вдруг повернулась к сыщику лицом, взглянула участливо в глаза и спросила:

- Тебе очень больно?

 

12.

Дмитрий Ежов, когда его задержали и доставили в милицию, сразу же потребовал адвоката. В противном случае он отказывался что-либо говорить.

Это был жилистый крепыш двадцати восьми лет с темно- голубыми холодными глазами и перебитым носом на круглом лице.

Пока дожидались адвоката, Бородин показал Дмитрию его фотокарточку:

- Узнаешь молодца?

Ежов поглядел и удивился:

- Где взяли?

- Так признаешь себя или нет?

Ежов с напускным безразличием пожал плечами.

- Ну, моя икона. И что с этого?

- Значит, мы не ошиблись, - удовлетворительно заключил Бородин.

Глаза Ежова угрожающе сузились.

- Это кто ж вам на меня показал?

Бородин приблизил свои глаза к глазам Ежова.

- Положим, этого я тебе не скажу. Но твои помощники, с которыми ты обчистил квартиру на Каляева, уже тут, - он ткнул пальцем в пол.

- Что за улица такая? - с недоумением поинтересовался Ежов. - Первый раз слышу.

- А я эти слова уже второй раз слышу, - сказал Бородин. - Женя Тропинин с них же начал наше знакомство: "Пер- вый раз слышу про улицу Каляева!" Ну, потом вспомнил, что вы не так давно провернули там дельце. И Любка Пермякова, которая живет по Бебеля, сто двадцать восемь...

- Какая еще Любка Пермякова! - возмутился Ежов. - Ну, Женьку, положим, я знаю: шурин мой. Так он с чем у вас тут? Подрался, что ли, опять? С него станется...

- Кражу он совершил, - сказал Бородин.

- Надо же! - сокрушенно мотнул головой Ежов.- Скажи, дурень какой! А где?

- На Каляева, двадцать семь.

- Надо же! И что, поди меня припутывает? Так вы ему передайте...

- Нет, - сказал Бородин. - На тебя мы вышли через других людей. Забыл, что ли, как вы с Женькой из квартиры Зверевой выходили - он с ковром, а ты с двумя дорожными сумками, синей и светло-коричневой? И как соседка Зверевой из квартиры напротив спросила вас, куда вы понесли вещи... Не помнишь?

- Ясно, нет! - дернулся Ежов. - Не было меня там!

- А что ты помнишь?

- А что я должен помнить, начальник? - и Ежов решительно отверг всякие подозрения на свой счет.

- Тяни, тяни резину! - со скучающим видом заключил Бородин. - Не знаю, только, чего добьешься. Сейчас запишу, что скажешь, и начнем проводить очные ставки. Тебя трое видели с краденными вещами, суду этих свидетелей вот так хватит!

...Когда пришел адвокат и спросил Ежова, не желает ли он сделать заявление, тот сказал, что хотел бы написать явку с повинной. Ему было позволено это сделать.

Затем Бородин опять стал вызывать свидетелей и лишний раз убедился в том, что рассчитывать на показания очевидцев, особенно в присутствии подозреваемых, - дело почти безнадежное, Боятся. А может, и правильно делают, что боятся, потому что никто их потом не защитит. Нет в нашем государстве славном такого механизма, который защищал бы свидетелей. Чтобы они чувствовали себя в безопасности.

Соседка Зверевой по лестничной площадке, утверждавшая, что "второго вора" она хорошо запомнила, теперь, поглядев на Ежова, засомневалась:

- У того глаза были голубые, а у этого - синие...

- Да голубые же у него глаза, посмотрите внимательнее!

Гражданка - в обиду:

- Я что, не вижу! Как есть синие!.. Нет, не похож на того...

И ветеран войны Севастьянов, приглядываясь к Тропини- ну с некоторой опаской, бормотал себе под нос:

- Не могу ручаться наверняка, примите во внимание мой возраст...

И тут случилось такое, чего ни Бородин, ни Орехов, ни, тем более, новичок Андрейчиков, еще не видали в своей практике. Женя Тропинин, вор, слушал-слушал как ветеран плетет лапти и - не выдержал.

- Кончай, дед, придуриваться! - сердито бросил он. - Больно скоро забыл, как подставил мне подножку да сам в ковре запутался!

А потом были очные ставки. Сперва усадили напротив Любки Тропинина. На вопрос следователя, знакома ли ему эта пичуга, Евгений ответил утвердительно. И рассказал, при каких обстоятельствах встречался с нею.

Любка же сидела, словно набрав в рот воды, крепко сжимая губы и с сумрачным презрением поглядывая исподлобья на сообщника.

Затем на место Тропинина посадили Ежова.

- Знакома ли вам сидящая напротив вас девушка? - спросил у него следователь.

- Да, я ее знаю, - ответил, опустив глаза, Ежов. - Это Люба Пермякова, в квартиру которой, по предварительной договоренности с нею, мы заносили похищенные у гражданки Зверевой вещи.

И затем рассказал, как Любка сама предложила ему "вы- молотить хату", в которой много чего есть и хозяйка которой уезжает на два дня из города. Как эта Любка, спустившись ночью с крыши по веревке с навязанными узлами (Ежов на- верху подстраховывал ее) пролезла в форточку на восьмом этаже. Как открыла изнутри квартиры двери. Как он, Ежов, снес в Любкину квартиру сперва цветной японский телевизор, который еще затемно отвез скупщику на такси. Потом Любка предложила ему еще раз потихоньку наведаться квартиру в Зверевой, только сама туда пойти не захотела, а при- думала план с "переездом" Зверевой на другую квартиру. И тогда Ежов сговорился с Тропининым, посулив ему легкую поживу...

- Золотишко-то когда взяли, - спросил как бы между прочим Бородин. - Ночью или днем?

- Какое золотишко? - Ежов так удивился, что остался сидеть с раскрытым ртом.

А Любка, продолжавшая хранить молчание, делала вид, будто тоже не понимает, о чем идет речь.

Тогда Бородин сообщил Ежову про изделия "из желтого металла" и драгоценных камней, которые были изъяты во время обыска на квартире у Любки.

Ежов задохнулся от возмущения и свирепо вытаращился на Любку:

- Ты че это?.. Стырила и ни гу-гу?.. Совсем оборзела? - и посмотрел на Бородина: - Да если б я знал!.. Ух!.. Неуж второй раз бы пошел? Не сидел бы я тут перед вами!.. Ух!..

Бородин готов был с ним согласиться: не пойди Ежов второй раз в квартиру Зверевой, кража эта, скорее всего, осталась бы нераскрытой. Не за что было бы зацепиться, ведь никто не видел этих воров ночью.

- Ах ты, сука! - Ежов не находил слов, чтобы выразить свое негодование и обиду. - Ах ты, су-ука!..

Поглядев на него с брезгливым презрением, Любка процедила сквозь зубы:

- Веники долбаные!

Это была единственная фраза, которую услышали от нее за все время, пока продолжались очные ставки.

 

13.

На этот раз Бородин сам позвонил Зверевой и пригласил ее для разговора.

- Надеюсь, вы мне, наконец-то..?

- Могу сообщить, что кража нами в общем-то раскрыта, - скромно оповестил он пострадавшую.

- Вы разыскали его?

- Личности воров установлены, все они задержаны и находятся под стражей, - Бородин сделал вид что не понял, про кого она спросила.

- И... Агарков тоже? - голос Раисы Алексеевны как-то странно задрожал.

- Агарков никакого отношения к краже не имеет, - вынужден был огорчить ее Бородин.

- И вы... даже не попытались его найти? - тусклым голосом, после продолжительного молчания поинтересовалась Раиса Алексеевна.

Теперь долгую паузу выдержал Бородин, не знавший как ему отвечать на столь щекотливый вопрос.

- Раиса Алексеевна, сейчас речь идет не об Агаркове, - сказал он, наконец - Вам надо приехать, чтобы...

- Сомневаюсь, надо ли...

- ... чтобы принять участие в одном следственном действии. Лично я нисколько не сомневаюсь в том, что вам будет очень интересно узнать некоторые подробности.

- Вы меня заинтриговали, - со скукой в голосе, даже как будто с зевком, протянула Раиса Алексеевна. - Что же это за действие такое?

- Приезжайте, - сказал Бородин.

Шумно войдя в кабинет и увидев его перебинтованную руку, Зверева по-женски выразила сострадание:

- Вы... ранены? Надеюсь, не опасно?

- Пустяки, - отмахнулся Бородин здоровой рукой. - Так вот, Раиса Алексеевна, должен вам сообщить, что проникновение в вашу квартиру было совершено через форточку.

- Да что вы говорите?!

- Преступник... Несовершеннолетняя преступница спустилась с крыши по веревке и пролезла в вашу форточку. Это значит, что форточка все же была оставлена открытой.

- А я вам говорю, что перед отъездом закрыла все форточки!

- Возможно, и закрыли, - согласился Бородин. - И тем не менее..

- Вы говорите загадками!

- Немного терпения, Раиса Алексеевна, и мы с вами их разгадаем.

- Ну что ж, буду рада... - горестно вздохнула Зверева.

- У меня к вам несколько вопросов, - сказал Бородин,

- Спрашивайте... - с полным безразличием разрешила Зверева.

- Вопрос первый. Перед тем, как случилась кража, вам на глаза не попадалась в подъезде рыжеволосая девочка лет двенадцати-тринадцати на вид? Нос в конопушках...

- Видимо, вы спрашиваете про Любочку, которая живет у нас на девятом этаже? Неужели вы думаете..?

- Вы ее хорошо знаете?

- Они недавно вселились. Вы что, всерьез думаете..?

- Как вы познакомились?

- Не знаю, можно ли это назвать знакомством... У ее матери что-то случилось с сердцем. И Любочка попросила у меня валидола. Я ей дала, она поблагодарила и ушла. После этого вы встречались?

- Один раз. Я возвращалась с работы, а она сидела на ступеньке лестницы между нашими этажами. Увидела меня, вежливо поздоровалась и спросила, который час. Я, в свою очередь, поинтересовалась, почему она тут сидит. Любочка сказала, что забыла взять ключи, когда отправлялась в школу, а мамы дома нет и придет не скоро. И вдруг заплакала. Я спросила ее, почему она плачет. И что вы думаете? Вот-вот должна была начаться серия "Дикой розы". Ну, я сказала: "Можешь у меня посмотреть, заходи!" Быстренько перекусили мы с ней и сели рядышком у телевизора. Мне показалось, что она была просто счастлива: у них дома, сказала, простой, черно-белый телевизор... Да, еще раз она зашла часа за полтора до моего отъезда. Пока я собиралась, она смотрела какую-то пере- дачу... Вы думаете..?

- Вы с ее матерью не знакомы?

- Даже не видела.

- И в какой квартире они проживают, тоже не знаете?

- На девятом этаже...

- А номер квартиры?

- Как-то не приходило в голову спросить. Я к ним в гости не собиралась. Значит, вы...

- Пройдемте в соседний кабинет, - предложил ей Бородин. - Там сидят три девочки. Вы посмотрите на них внимательно.

Когда после процедуры опознания они вернулись назад, вконец расстроенная Раиса Алексеевна схватилась за голову и молвила трагическим шепотом:

- Какой ужас, какой ужас!.. Всего двенадцать лет, подумать только!..

-На самом-то деле - пятнадцать, - уточнил Бородин.

- Все равно... Невероятно...

- Талантливые у нас дети, - сказал Бородин.

Зверева неожиданно просветлела лицом, на губах заиграла улыбка:

- Но вы знаете: у меня словно камень с души спал: я рада, что Агарков... - и засмущалась: - Выходит, я была к нему несправедлива!

- Просто поторопились с выводами, - поправил ее Бородин.

- Я так рада, что даже не сержусь больше на него. Что ж, насильно милой не будешь, - неожиданно глаза Зверевой увлажнились. - Знаете, у него такое благородное лицо...

- Да, приятное, - согласился Бородин и, увидев как удивленно расширились, как плотоядно заблестели глаза у Зверевой, понял, что проговорился.

- Так вы... встретились? - все тем же трагическим шепотом спросила она.

"В конце концов, какое мне дело!.." в замешательстве подумал Бородин.

- Да, мельком, - признался он. - Все-таки я должен был...

- Где?

- На квартире у его приятеля- художника. В полуразрушенном бараке, где ни света, ни воды...

- Какого же черта вы молчали? - зарычала на него Зверева. - Адрес!

"Пускай сами разбираются!"

Он продиктовал ей адрес, даже нарисовал схему расположения барака и предупредил, что по лестнице на второй этаж подниматься опасно.

- О6 этом прошу не беспокоиться! - обрезала она его и, поблагодарив за хлопоты, лихо выбежала из кабинета.

А Бородин со слабой надеждой подумал, что Агарков, может быть, уже в Париже.

 

Назад Вверх

Copyright © 1999 Ural Galaxy