Главная Вверх Ссылки Пишите  

index.gif (7496 bytes)

Румынское вино

 

Семен Шмерлинг

Батарея оказалась целехонькой. Артиллерийские расчеты сидели у орудий, комбат, взводные и старшина - у командирского окопчика.

Их лица хранили блаженное, чуть глуповатое выражение, какое бывает у людей, которых по счастливой случайности обошла смерть. С полчаса тому назад тройка наших штурмовиков, "горбатых", как мы их называли, ударила реактивными снарядами по своему переднему краю, что редко, но бывало; потом летчики винили устаревшие топокарты - мол, подряд три безымянные деревни. А тогда у дальнего степного холма взметнулся фонтан огня, дыма и бурой земли. До нас донесся рев и грохот. "Да там же первая батарея," - мелькнула у меня мысль. Заверещал полевой телефон. "Бегом к Левадному, - приказал командир полка. - Если что, примешь командование". Я помчался во весь дух, за мной едва поспевал пожилой боец Никифоров, ангел-хранитель. Тяжело дыша, мы остановились у чудом сохранившейся батареи.

- И чегой-то вы примчались? - нарочито удивился комбат-1. - Или своих забот нема?

- По тебе соскучились, - огрызнулся я, еще не отдышавшись. - Что это у вас там горит за бугром? - спросил я, уже догадавшись, что именно этот отрог холма спас людей и орудия.

- Пустяки, бочки старые. Жаль - порожние. Да вы садитесь, отдохните, вон как ухайдакались. Весна, а печет, как в июле.

- Да уж, пить хочется.

- Зачем дело стало. Бутенок, напои дорогих гостей.

- Слухаю, - ответил ровесник нашего Никифорова. - Айн момент.

Он отправился к нестандартному окопу, скорее ямине, вытащил из нее трофейную канистру и из нее наполнил котелок.

- Погодите, - забеспокоился я. - Полковнику надо доложить. Небось икру мечет.

- Доложено. Пока вы кросс бежали, мы линию восстановили.

Мы с Никифоровым вольготно расположились на сочной траве. Котелок был прохладен: ключевая вода, что ли? Только поднес ко рту, понял: вино, да еще какое, янтарное, с нежным букетом. Оторваться от него было трудно. Осушив полкотелка, я смутился: не мне же одному.

- Пей, не жалей, - ободрил Левадный. - У нас этого добра через край.

Мы с Никифоровым налились "под завязку". Я слушал рассказ комбата и удивлялся какой-то особой ясности мыслей, просветленности и покою. Чудо, а не вино.

- Наши "горбатые", - рассказывал комбат, - пострашнее ихних "лаптежников". К "юнкерсам" вроде попривыкли. Пикируют, ревут, свистят, из кассет бомбы сыплют. А от наших, родимых, вообще спасу нема, все рвут и выжигают. Не дай бог...

- Ладно, поговорили, пора и честь знать, - решил я и стал прощаться, благодарить за угощение.

- Что ж, идите.

Я стал подниматься, но, странное дело, голова оставалась ясной, а ноги ослабели, точно ватные. Понял: винцо-то с подковыркой.

- Не переживай, - успокаивал Левадный. - С полчасика погостите, а то в одном полку, а видимся редко, потом хоть бегом бегите.

- Где же вы такое вино надыбали?

- Та видите, товарищ старший лейтенант, - ответил Бутенко. - Тут близенько у румынов подвалы винные. Огромадные, бочек там видимо-невидимо.

"Ну уж, загибают, наверное, а впрочем..." Вина в этих краях разливанное море. Когда переправлялись через реку Прут, то наш Никифоров, еще первой мировой войны солдат, вспомнил соленую присказку: "Русские за Прут, немец - за Серет" и стал румынские вина нахваливать - и вкусны, и нежны, и крепки. Вскоре солдатский лексикон обогатился словечком "виноискатель", производным от миноискателя. То был длинный штырь с заостренным концом. И бойцы прощупывали приусадебные земли у барских поместий и нередко находили бочку-другую доброго вина. Такое бывало. Но чтобы "огромадные подвалы" да еще на поле боя?

- Что, не верите? Пойдемте покажу. Тут недалеко.

Мне тогда было двадцать лет и хотя два года из них уже схарчила война, все-таки в глубине моей души затаилась детская страсть к неразгаданным тайнам, неоткрытым островам. Уверившись, что ноги стали потверже, сказал: "Пошли" - и вместе с Никифоровым зашагал за Бутенко. Мы спустились в низину, прошли по узкой тропинке и увидели довольно широкий лаз с идущими вниз ступеньками, заботливо выложенными дощечками от снарядных ящиков. Вслед за провожатым спустились под землю, в просторный с устоявшимся кисловатым винным запахом тоннель. Бутенко зажег немецкий фонарик, и яркий пучок света открыл тянущиеся вправо и влево ряды одинаковых бочек. Они терялись во мгле. Мы с Никифоровым молчали, пораженные. Вдруг за бочками кто-то ворохнулся. Я и Никифоров мигом присели, изготовили оружие: пистолет и карабин.

- Не надо, - негромко произнес Бутенко. - Тут не воюют. Пушки-то опустите.

Что это за чудо - на самом переднем крае, точнее, на нейтральной полосе, если таковая вообще существует, вдруг такой мирный уголок? Не снится ли мне, не чудится? По-хозяйски оглядев бочки, Бутенко выбрал одну из них, легко вынул пробку - видать, не в первый раз - и опустил в отверстие шланг. Вино потекло в канистру. Спокойствие и уверенность старого солдата передались нам, и я, как бы освободившись от чувства опасности, глубоко вдохнул терпкий пьянящий воздух. Ну не сказка ли это?

За бочками кто-то снова ворохнулся, и в тусклом отблеске бутенковского фонаря показалась удаляющаяся фигура немца, он шагал не спеша и даже - или это показалось? - прощально махнул нам рукой. Да, очевидно, солдаты двух воюющих армий, обнаружив винные подвалы, по негласному уговору невозбранно посещали их. Что еще подумать? Не собирали же они мирную конференцию?

- Вы что, договорились с фрицами? - все-таки сомневаясь, спросил я Бутенко.

- Ни... А так, без разговоров, ихний махнул рукой, наш ответил - и полный порядок. Вина-то всем хватит...

Возвращаясь на свою огневую позицию, я отметил, что передний край как-то притих, разве что раздавались с той и другой стороны редкие, словно ленивые выстрелы. На нашей батарее тоже прознали про подземные клады, и в артиллерийских расчетах появились котелки, ведра и канистры, наполненные вином. О подвалах заговорили не только в полку, но даже в корпусе и армии, рассказы ширились, и при этом размеры подвалов увеличивались: то они простирались на километр, то на три, однажды услышал, что даже на шестнадцать, а принадлежат они якобы самому румынскому королю... Да уж, нет предела солдатской фантазии.

Движение с двух сторон усиливалось, про шла еще пара дней, и не только пехотинцы, танкисты и пушкари, но и ближние тыловики по тянулись в манящим складам. Очевидно, то же самое происходило и с немецкой стороны.

Беспорядочные перемещения противников становились опасными, кое-где возникали короткие стычки, и в самом подземелье загремели выстрелы, но и суток не прошло, как они сменились тишиной и спокойствием.

Что же произошло? Василий Никифоров, совершив очередную вылазку в подвалы, рассказал, что у прохода с нашей стороны помещено объявление, которое определяет порядок пользования винным довольствием. На дощечке написано на двух языках: "Русские - с 22.00 до 2.00, немцы - с 2.00 до 6.00". И якобы такие же оповещения имеются у других входов в подземелье. Пошли разные слухи: одни говорили, что придумала и написала такое объявление переводчица разведотдела штаба корпуса, веселая и озорная девушка-лейтенант, другие считали, что их автором является служащий в нашем полку ефрейтор Фридрих, поволжский немец, записанный по матери русским. Кто знает... Пожалуй, такую нехитрую фразу мог сочинить любой красноармеец, освоивший несколько немецких слов, а возможно, и немец, нахватавшийся русских. В нашей батарее бойцы отметили, что объявление это составлено обдуманно, время для посещения богатейших складов выбрано наиболее благоприятное для обеих сторон - вечером, ночью и ранним утром, день как наиболее опасный и от неприятеля, и от своего начальства исключался. И немцам, и русским отводилось одинаковое время - четыре часа, поровну, без обид.

Прошло еще некоторое время, и неожиданно на нейтралке раздались глухие взрывы. Стало известно, что возмущенный тайным и недопустимым братанием с противником и постоянными винными возлияниями, командующий нашей армией приказал уничтожить дразнящие личный состав соблазны. Были отряжены саперы, которые и подорвали бочки с выдержанным румынским вином. "Ну вот, кажется, и закончились тайные походы, наступил сухой закон", - так я подумал. Но оказалось, что зря, недооценил солдатскую смекалку и находчивость, как русскую, так и немецкую.

Не прошло и трех часов как умолкли подземные взрывы, и у старшины батареи я увидел пяток котелков, наполненных янтарным вином.

- Откуда? - спросил строго.

- Да все оттуда же, - признался он. - Никифоров с ребятами принесли.

- Там же все взорвали?

- Так точно... Только оно-то самое не взрывается.

Вышло так, что десятки, а может, сотни бочек разлетелись на куски, а вино разлилось по утрамбованному за многие годы глинистому грунту. И потекла по подвалам винная река, а представители воюющих армий быстро оценили обстановку и приняли решение. При этом еще одну неоценимую службу сослужила солдатская шинель. Известно, что она перина, и подушка, и одеяло, и одежда, и скатерть-самобранка, а тут ее приспособили в качестве фильтра. Одним котелком зачерпнут вино из потока и через полу шинели бережно перельют, процедят в другой. Попробуют - подходящее вполне. И снова в означенное время потянулись с двух сторон к приманчивым подвалам бойцы.

Вскоре нашу армию погрузили в эшелоны и переправили в Польшу. Она сражалась на Висле, под Варшавой, шла с боями по Германии, брала Берлин. Все дальше и дальше уходили мы от благодатных подземных сокровищ и нет-нет вспоминали подвалы с румынским, быть может, действительно королевским вином, такие короткие и чудесные дни и ночи мира среди долгих-долгих боев. Вот и теперь, спустя полстолетия, возникает в моей памяти та удивительная, кажется невероятная, неделя, вроде бы невыдуманный анекдот из времен второй мировой войны. Но ведь все это было, было. Солдаты воюющих армий сами, без начальства, без политиков, вроде бы и не договариваясь, договорились и заключили мир.

Что ж, может, и в наше суровое, смутное время взять да и повторить такое, неплохо и с чашами доброго вина? Стоит попробовать, не правда ли?

 

Назад Вверх

Copyright © 2000 Ural Galaxy