Главная Вверх Ссылки Пишите  

index.gif (7496 bytes)

Черным по черному

 

Ю. ЛИПАТНИКОВ, председатель совета историко-культурного объединения “Отечество”

 

Статья “Друзья и недруги” претендует быть веховой в местной дискуссии о политической народной инициативе. Ведь газета не когда-либо, а перед самым началом нового учебного года в системе политучебы решила определить, кто на идеологической карте Свердловска ее друг, а кто — недруг. Газета накануне открытия политического сезона “Дискуссионной трибуной” решила, по всей видимости, показать пример идейного реагирования.

СНАЧАЛА — справка. Историко-культурное объединение “Отечество” родилось в декабре 1986 года, в момент обострения градостроительной ситуации. Тогда решено было поставить высокое здание вдоль всей северной стороны площади 1905 года. Общественность города горячо протестовала против искажения образа этого революционного памятника. Результаты долгой и острой полемики таковы: здание “Метростроя” стало ниже на два этажа и короче на две трети. Чтобы выяснить до конца, можно ли позже сделать это здание длиннее и выше, “Отечество” провело новую дискуссию. В этот раз столкнулись мнения самих архитекторов. Оказалось: здание в любой благоприятный момент может “ожить” и все-таки шагнуть вдоль всей северной стороны площади.

“Отечество” выпустило очередной номер своего информационного. бюллетеня, посвятив его этой поучительной дискуссии. Мы также отправили стенограмму дискуссии (она оформлена в виде пьесы, столь драматичным был спор) в обком партии, приложив к ней письмо свердловчан. Общественность предлагает снять с должности главного архитектора Г. Белянкина за систематическое “градобитие”, за разрушение исторического ядра города. Общественность считает, что нового главного архитектора нужно не назначать, а выбирать, как это уже делалось когда-то. Свердловск же — город архитекторов! Стоит напомнить, что в “боях” за площадь революции, именно в те горячие дни принято постановление бюро обкома партии о сохранении исторического наследия. Подобного постановления никогда не было.

ЭТО — в двух словах — лишь один из эпизодов жизни “Отечества”. А было немало и других дискуссий.

Например, в малом зале ДК им. Свердлова (кстати, “Отечество” прописано здесь) состоялась дискуссия о выставке “Сурикова, 31”. Мы отстаивали мысль о том,, что эта выставка — не только художественное, но и социальное достижение.

Была у нас также дискуссия о том, как создать в городе “клуб клубов” — это происходило на год раньше, чем начали оформлять в Свердловске городскую ассоциацию самодеятельных объединений. Кстати, "Отечество” вошло в нее.

Была еще дискуссия о бюрократизме с элементами театрализованного действия; о русской хоровой музыке с участием камерного хора; о преодолении пьянства и алкоголизма с приглашением известного лектора, работающего в духе шоковой пропаганды.

Что же, “Отечество” — дискуссионный клуб? В какой-то степени. Однако и дискуссии здесь ведутся ради того, чтобы предложить пути изменения чего-либо в жизни к лучшему. Разговор о хоровой музыке, допустим, это обдумывание того, как открыть в Свердловске театр хоров — в старинном здании, где бы человеческий голос не гас. Разговор о преодолении пьянства — это предложение организовать общественную научную лабораторию по изучению алконашествия и городской клуб трезвости (и такой клуб создан при активном участии членов “Отечества”).

“Отечество” участвовало в субботниках на Доме крестьянина, а также на Ивановском кладбище, что должно быть оберегаемо и как памятник истории города,— нельзя допустить, чтобы победили “упрощенцы”, стремящиеся превратить кладбище в парк памяти с несколькими особо оберегаемыми могилами. Члены “Отечества” для приведения в порядок Ивановского кладбища открыли кооператив.

С ИДЕЕЙ Дома исторического просвещения я знакомил партийных и советских работников. Дело ни с места! Даже устав не регистрируют. В который раз совет “Отечества” получил недавно из горисполкома отказ. Мотивы отказа? Наше объединение “отцы” города относят, оказывается, к общественно-политическим, а, мол, определение статуса такого рода формирований затруднительно при существующей правовой основе, надо подождать закона о добровольных обществах. Тем не менее правовой документ 1932 года позволяет зарегистрировать “Отечество” как общество местного значения, что и сделано, например, в Тюмени с патриотическим объединением “Отечество”.

Какая гражданская инициатива по душе чиновнику? Та, что вписывается в его представление о разрешенной демократии, о дозированном патриотизме. Одним словом — кроткая инициатива. Она-то и приглашается к подножию руководящего кресла. И, увы, многие еще ждут этого постыдного признания, опасаясь действовать самостоятельно. Вот в чем драма демократии! Законны не восходящие, а нисходящие потоки инициативы.

Нет, не любил, не люблю и уж, наверное, никогда не полюблю хождений по инстанциям. Унизительно слыть пробивным человеком, опираться не на законы, а на авторитеты. И выглядывать из кармана всесильного дяди с красным флажком в руке. Лозунгом дня, говорю по ощущению, для самодеятельных организаций сегодня становится призыв: работать с Советами, обновлять Советы, самим становиться Советской властью! Довольно с мелкой дрожью то ли от рабского страха, то ли от холопской радости выхватывать кусочки нераздавленного, недеформированного социализма из-под колес административной системы, ведущей нас в историческое небытие!

Как милуются на публике (в телепередачах) ушлые общественники-ходоки по начальству и прогрессисты-начальники! Какой меж ними взаимовыгодный союз! Они превосходно имитируют перемены к лучшему. Разумеется, это лжедемократия. И неформалы — из битых — уже умеют различать провокационные формы свободы, изобретаемые совокупным умом бюрократии.

В ПРОТИВОВЕС “Отечеству”, его свободным, нестреноженным дискуссиям в Свердловске была создана спешно “Дискуссионная трибуна”. Я уже вы сказывался о ней публично. Повторю. “Трибуна” во многом похожа на политический театр. Иначе и не могло случиться, потому что она призвана выражать казенный энтузиазм, реформаторские настроения аппаратчиков. “Трибуна” демонстрирует не демократизацию, а либерализацию. Заседания этого “богоугодного” заведения, каждый его чих моментально освещаются в газетах, от вечерней до литературной. Хотя во всем этом просматривается охранительная заорганизованность, заказная режиссура, прямолинейный сценарий.

Сей политический театр способен, как леший, долго водить сограждан, аукаясь с начальством, по лесу нерешенных проблем. Только бы не организовались люди вокруг конкретного дела, лишь бы не сшибли кого-либо с кресла. Иногда “трибуна” сбрасывает маску либерализма и превращается в трибунал. Члены ее совета начинают клеймить и подозревать. Один клеймит неформалов за неприятие космополитизма. Другой подозревает, что за ширмой народного фронта, оформившегося в Свердловске, что-то скрывается...

Как “трибуну” превратить в народное собрание? Никак. Народное собрание рождается само, как мы это видели минувшим жарким летом в Историческом сквере и у цирка в дни доуказных митингов и дискуссий. И, конечно, наши трепетные либералы не узнали ее, демократию. Потому что она чужая, не ими синтезированная, на улицы выпущенная.

Так что же, “трибуна” бесполезна? Пока — очень полезна. Она учит отличать демократизацию от либерализации. “В жизни все должно меняться только по воле начальства. Ровно настолько, наскольно прибавляется этой воли”. Вот пункт секретного устава либералов.

КАКИМ методом пользуется автор статьи “Друзья и недруги”, показывая читателям “Отечество”, самодеятельную организацию, начавшую “первой из свердловских неформальных организаций широкое апеллирование к массам”? Карающим методом. За что наказывают “Отечество”? Все за то же: за “широкое апеллирование к массам”. Без разрешения начальства. Итак карающий метод. Вот мой коллега В. Веприцкий использует рассуждения выпускника философского факультета Уральского университета Ильшата Насырова. Тот вспоминает, как горячо, до хрипоты спорил с одним из лидеров “Отечества”. О чем был спор? Будто бы лидер “первопричиной всех нищих зол считает заговор мирового сионизма, внедрившего своих агентов в партийный аппарат, органы культуры”. Так “Уральский рабочий” с помощью философа обнаружил у таинственного лидера проявление вульгарного антисионизма.

В этом открытии придется разобраться.

Первый вопрос: почему автор статьи не назвал левака-антисиониста, якобы лидера "Отечества"? Например, я как председатель совета "Отечества" такого зашоренного лидера не знаю. Невольно думается: а был ли лидер? Читатель вправе спросить: много ли таких недоброкачественных мест в статье “Друзья и недруги”? Много, вся ткань ее недоброкачественная. Но вникнем до конца в этот приемчик. Если журналист кого-то безымянного называет лидером обществеяной организации, он мгновенно в глазах читателей порочит всю организацию. Когда работают “наперсточники” от идеологии, доро,гой читатель, тут нужен глаз да глаз. И примеров — тьма. Сейчас немало резвых литераторов тешатся вволю, толкая статьи о безответных участниках общественного движения, пока не имеющего юридического лица. Но даже выявив идейные заблуждения “лидера”, надо все-таки потрудиться представить читателям перекос в делах всей организации.

ОДНАКО продолжим разговор о карающем методе. Попробуйте этот приём перенести на оценку профсоюзных, комсомольских или партийных организаций. Из этого получится антисоветизм. Кто позволит написать в газете, что у такой-то парторганизации воровской уклон, потому что один из ее членов уличен в грязном мздоимстве? Никто не позволит. Нигде, никогда. О неформальных же организациях проворные мои коллеги пишут без всяких церемоний. Открыв свинцовые веки, бюрократ с удовольствием наблюдает, как оберегают его покой , такие беззастенчивые обличители.

Чтобы уличить “Отечество” в безоглядном антисионизме, партийный журналист — хорошенькое дело! — опирается на мнение убежденного антикоммуниста, на слова человека, проявляющего, как свидетельствует сам же В. Вепрецкий, “махровую беспринципность”. И выходит неувязка: принципиальное заявление об “Отечестве” в публикации “Друзья и недруги” делает беспринципный! Что с вами, коллега? Вы не просто очерняете самодеятельную организацию, густо мажете черным по черному. Пора сказать еще об одном обвинении “Отечества” — в безудержной любви ко всему русскому, в несанкционированном патриотизме... Впрочем,, жаль времени разбирать. все наветы. Главное сделано. О том, чем занимается “Отечество”, коротко, но я рассказал. О том, как шельмуют “Отечество”, я попытался тоже немного, сказать. Об остальном, дорогие читатели “Уральского рабочего”, как говорится, в рабочем порядке!

Газета "Уральский рабочий", 11 февраля 1989 года.

 

Вверх Вперед

Copyright © 1999 Ural Galaxy