Главная Вверх Ссылки Пишите  

index.gif (7496 bytes)

Ответ правдинцам

 

Открытое письмо в редакцию "Правды" от политклуба "Искра"

Руководствуясь чувствами тревоги за судьбы перестройки и исторической правды, мы выражаем свое решительное несогласие о редакторским комментарием "Правды" от 26 июля 1988 г. к письму проф. Афанасьева Ю.Н., (озаглавленного "Ответы историка"). Заранее извиняемся за резкость слов и суждений этого письма, но других, более точно выражающих нашу позицию, мы не нашли.

Мы задаемся вопросом: из каких сундуков, уважаемые товарищи правдинцы, изъяли Вы на "свет божий", на четвертом году перестройки, этот поучающий высокомерный тон, безапелляционное и некорректное отношение к автору письма? И объясните нам, почему именно сейчас, когда речь идет о принципиально важных для нашего общества уроках истории, "за бортом" оказались выдержанность, полнота и глубина "правдинских" выступлений, которые по положению первой газеты страны призваны быть образцом проявления общественной мысли (и образцом проведения политической дискуссии)?

Мы считаем, что сейчас, на переломном этапе, когда не ослабевает противодействие сил бюрократии и демагогия, особенно важно поддерживать и консолидировать всех, кому дороги цели и задачи перестройки, кто мыслит и действует свободно, честно и компетентно, стремится внести свой вклад в дело социальных преобразований. Не думаем, что "Правда" не поддерживает эту простую мысль, но это, как видим, не мешает редакции на практике опровергать (вернее, ниспровергать) некоторых активных участников перестройки, болеющих за нее всем сердцем, каким представляется нам и проф. Афанасьев Ю.Н. А поскольку газета "Правда" выражает мнение, признанное официальным, и редакционный комментарий к письму проф. Афанасьева Ю.Н., будет работать как пример и образец "убеждения" других свободомыслящих оппонентов, можно представить, какие выводы сделают для себя и какими методами будут действовать после этого многочисленные ретивые "идеологи" от перестройки, для которых по любому вопросу существует только одна точка зрения, только одна форма мышления предложенная и официально разрешенная "сверху". И первый вывод, который сделают для себя эти силы после "правдинского" комментария, будет вывод о том, что пора оживлять "нафталинное" право "монополии на истину" и горячо любимую ими практику навешивания ярлыков.

"Плюрализм мнений" провозглашен партией в Вашем же лице, уважаемая "Правда", но где последовательность и логика? К каким, интересно, победам мы можем прийти, если на фоне бесконечных фактов торможения и дискредитации перестройки и сама "Правда" допускает использование в своей работе, мягко говоря, нестерильных инструментов? Ведь авторы комментария, не утруждая себя аргументированным и научным анализом, позволяют себе походя бросать серьезнейшие обвинения в ненаучности, неконструктивности, а по сути и в некомпетентности проф. Афанасьева Ю.Н. Не будем говорить об этической стороне такого подхода (пусть он останется на совести авторов комментария), главным здесь было то, что Вы, товарищи в "Правде", как мы предполагаем, сознательно добивались (причем в эмоциональной и потому в особенно нетерпимой форме) создания негативных настроений вокруг имени и взглядов проф. Афанасьева Ю.Н., тем самым давая понять, что историческое мировоззрение, с которым выступил проф. Афанасьев Ю.Н. на страницах центральной прессы, не может найти своего одобрения и поддержки на высоких партийных и государственных этажах. Непонятно другое: почему Вы оглядываетесь только на эти "высокое этажи" и не хотите считаться с нами и многими другими сторонниками проф. Афанасьева, взгляды которых никак не согласуются с такой позицией газеты "Правда"? Куда же нам, бедным, деваться в эпоху Правды, Гласности и Демократизации со своими понятиями о совести, искренности и справедливости, сложившимися среди опыта жизни общественных низов?

Но если бы речь шла только о понимании "Правдой" плюрализма мнений или об отношении к проф. Афанасьеву Ю.Н. и к болee или менее многочисленной части общественных низов, которые пытаются разобраться в происходящем, это было бы неприятным, но, в общем-то, рядовым вопросом. Гораздо важнее отношение к сути обсуждавшегося в публикациях Ю.Н. Афанасьева и подход к исторической истине. Вот об этом мы и хотим поговорить в нашем открытом письме, по возможности бесстрастно. В машинописном тексте мы можем только намекать на фактический исторический материал, рассчитывая, что Вы его знаете не хуже, чем любой, кто интересуется общественно-политическими вопросами,

Самое печальное в редакционном комментарии, думается, состоит в том, что выступая от имени "правды жизни" и против "перечеркивания реальностей", Вы, товарищи правдинцы, с легкостью претендуете на непогрешимую историческую истину, навязывая тем самым многомиллионной читательской аудитории, мягко говоря, неубедительное объяснение некоторых исторических реальностей: в частности, Вы утверждаете, что в конце 20-х годов в стране не было альтернативы избранным партией методам социалистического строительства, поскольку выбор был, якобы, исторически обусловлен внутренними и международными реальностями,

Это серьезное и ответственное заявление, за которым мы были вправе ожидать достаточно детального освещения вопроса, но этого не последовало.

Единственный аргумент, если его можно так назвать, который Вы приводите, в подтверждение правильности выбора, звучит так: "...именно на этом пути удалось спасти Родину от смертельной опасности, спасти социализм для будущего ..." (хотя известно, что "после этого" не значит "вследствие этого").

Может мы чего-то не понимаем?.. Или Вы действительно допускаете возможность судить о целесообразности методов социалистического строительства в 30-х годах только по факту Победы в Великой Отечественной войне? Как будто не жертвы, понесенные народом, а именно эти методы обеспечили Победу. (Как все просто: если страна победила в данной войне, то это значит, что в стране все хорошо и она на правильном пути, а некоторые извращения, связанные с культом личности, не могут остановить неоспоримого движения советского общества по пути социального прогресса, и уж тем более разрушить его социалистический базис).

Стоит ли, прикрываясь Победой, продолжать оправдывать имевшие место методы социалистического строительства, если самый первый анализ экономической и военно-политической ситуации в стране, в предвоенный период, показывает, что эффективность первых пятилеток и формы их проведения не настолько уж неоспоримы, а обороноспособность страны, мягко говоря, недостаточна. Настоящий факт заключается в том, что все достижения во многом опирались, а все так называемые просчеты и ошибки политического курса окупались, за счет совершенно невероятных и для социализма ничем не оправданных страданий и жертв. Это была сталинская действительность, а значит и государственная политика, проводимая партией, подчиненной сталинскому центру.( И чем сильнее была эта политика, тем дороже доставалась могущество страны и тем страшней оплачивалась Победа).

Хотя, если историки скажут, что полководец Пирр достиг своей победы, выбрав единственно правильные в тех условиях методы руководства, то, наверное, это действительно так пиррова победа пришла благодаря Пирру.

Так не будет ли правильнее по-другому сказать в цитате из редакционного комментария: "...именно на этом пути удалось подвергнуть Родину смертельной опасности..."? Ведь, при других методах социалистического строительства, кто бы посмел напасть на свободный и могущественный народ?

Неужели же у всего народа не было другой возможности, как выбрать путь "по краю пропасти", предложенный Сталиным и партией, а, вернее сказать, партией во главе с "великим войдем" (которым мог быть и не Сталин, но на роль которого ему удалось стать лучшим кандидатом). Нельзя предположить, по нашему убеждению, что Сталин и партия 30-х 50-х годов, это не одно и то же, что между ними пролегает некий внутренний водораздел, по одну сторону которого извращения и эксцессы культа личности, а по другую сторону борьба с этим культом нашей великой партии, верной идеалам социализма. (Мы ни в коем случае не отрицаем существования в партии и в тот тяжелый период здоровых сил, верных ленинским заветам служения обездоленному народу. Такие люди, безусловно, были и боролись насколько это было возможно, с отдельными недостатками партийной линии. Но руководящая линия была однозначна: восхваление "великого учителя и отца народов" и, прежде всего, строжайшее выполнение всех его директив и указаний). Сталии выполнил свою историческую задачу возглавил пирамиду власти, этой заветной цели огромной части прежних общественных низов, а затем талантливо укрепил и вышколил кадры этой административно-бюрократической пирамиды, которая с лозунгами социализма и ленинизма создала в масштабах такой огромной страны, как СССР, авторитарное государство собственного благоденствия на общественной собственности. Как можно быть гуманистами, уважаемая "Правда", и одновременно полагать, что преступный сталинский режим, когда демократия и гуманизм были растлены в партии, извращены в обществе и подорваны в народе, и есть то единственное, что мог выбрать наш народ в 30-х годах?

Ведь не только ради этого совершалась Великая Октябрьская социалистическая революция, приоткрывшая, под руководством Ленина, вход в новую эру в истории человечества. Самые различные общественные силы делали эту революцию и, хотя ведущее место заняла партия пролетариата, но и в ее среде имелись различные течения, поэтому история не обязана была остановиться в своем выборе на одной из линий, выразителями которых были или Сталин, или Троцкий.

Чем объяснить Вашу уверенность в такой неизбежности, перечеркивающей другие пути социалистического развития? Их возможность подтверждается существованием в конце 20-х годов теоретических концепций Бухарина, Чаянова, Кондратьева, в основных чертах также совпадавшими с социализмом и ленинизмом, но альтернативных избранной партией сталинской концепции развития социализма и ленинизма (и, кстати, не в ущерб безопасности страны). Вполне резонно в этом смысле звучит и мысль о том, что многие из экономических и общественно-политических процессов, начавшихся в стране в послереволюционные десятилетия, протекали бы менее ужасно, и не с таким числом жертв, если бы Ленин прожил еще лет десять (или хоть на несколько лет дольше, при условии возможности его активной деятельности).

Теперь, что касается другого принципиально важного вопроса, поднятого в письме проф. Афанасьева Ю.Н. и в редакционном комментарии газеты: что мы все-таки построили к середине 80-х годов? Можно ли назвать это каким-то социализмом, и если нет, то как это называется?

Видимо отрицательный ответ проф. Афанасьева Ю.Н. на вопрос о существовании социализма в нашей стране и решил его участь в редакционном комментарии газеты "Правда", которая не может простить столь "вольного" обращения с понятием "социализм в СССР и допустить, чтобы кто-либо ставил его под сомнение. 3а долгие годы руководство "Правды" нажило серьезный жизненный и политический капитал, обслуживая или смиряясь с тем, что стоит за понятием "социализм в СССР", неудивительно поэтому нерасположение к тем, кто пытается разрушить эту вывеску и посмотреть, что же там на самом деле. Здесь вполне допустимы и упреки в ненаучности и неконструктивности, и дефицит правды.

Возьмем вопрос об отсутствии подлинно социалистических признаков нашего общества на протяжении всех предыдущих десятилетий нашей истории (мы вынуждены прийти к такому неутешительному выводу, если хотим судить об обществе по его сути, а не по кажимости, чтобы быть честными в выводах из уроков истории для решения сегодняшних проблем и задач).

Противоположностью сказанному выступает следующее заявление газеты "Правда": "У нас не провозглашена, а создана социалистическая система хозяйства, основанная на общественной собственности на средства производства, отсутствует эксплуатация человека человеком, класс эксплуататоров и безработица..." Прежде чем цитировать абзац из школьного учебника по истории (предмета, по которому пришлось даже отменить экзамены), и на этом успокоиться, следовало бы повернуться лицом к жизни ради уважения к своим читателям: так ли уж незыблемы перечисленные основополагающие принципы социализма, применительно к нашей стране?

Возьмем публикации тех ученых-обществоведов, которые, как Бутенко, определенно ставят под сомнение формулу "общественная собственность на средства производства". По их мнению, созданная в 30-е годы административно-командная система, основанная на государственной, отчужденной от трудящихся, производителей материальных благ, собственности на средства производства действует и по сей день, только развилась, упрочилась, так сказать, пригладилась и устоялась, защищена юридически, а потому может позволить скрываться за либеральными вывесками и благотворительными проявлениями. Ленин говорил в свое время об архисложной задаче превращения государственной собственности в общественную. Партия за 70 лет Советской власти решала, в основном, предыдущую задачу общедемократического движения: создание и упрочение государственной социалистической собственности, и мало что делала, а зачастую и пресекала попытки в отношении качественно новых отношений собственности. Высокоразвитая государственная собственность привела к экономической одышке и социальной напряженности. Неизбежно встанет дилемма: или научить свой народ опыту политического и экономического самоуправления или отступить к соединению с капиталистическими формами собственности. Но за всю предыдущую историю партия переориентировалась со служения своему народу на служение своему аппарату, а ведь при выборе первого пути аппарат прекратит существование, тогда как при выборе второго может сохраниться.

Кто доказал, что отсутствие капиталистической эксплуатации означает и отсутствие других форм общественной эксплуатации человека человеком, кто подсчитал число явной и стертой формы безработицы в стране?

Появляются работы, показывающие все большую зависимость отношений эксплуатации от деятельности определенного класса (Андреев, "Урал", № 1, 1988г.). Появление рашидовщины средневекового мракобесия в масштабах целой республики. Переход Советской власти от депутатов советских органов к работникам их аппарата, а вернее, к хозяевам этих советских органов. (Недаром снова приобретают популярность лозунги "Вся власть Советам" и "от каждого по способностям, каждому по труду"). Можно продолжить этот ряд доказательств, показывающих, что вопрос о социалистическом характере нашего общества, по крайней мере, не является таким бесспорным, каким он преподносится в редакционном комментарии "Правды".

Итак, мы осветили два из основных пунктов позиции редакционного комментария газеты "Правда" по вопросам истории социалистического строительства в СССР, а именно: "путь выбран правильно" и "в целом, привел туда, куда нужно". А посему: основной путь устранения еще имеющихся недостатков это увеличение личного вклада в героику конкретных дел на своем рабочем месте.

Такая позиция особенно не беспокоит, а потому и не требует поиска убедительной системы аргументов, более того и не надо никого убеждать, ведь и так ясно, что всякий, кто выступает против "правильно выбранного пути", действует недобросовестно.

Этим и объясняется причина, почему товарищи в "Правде", взявшись за перо, чтобы возразить (или вразумить?) ученому, бросившему тень на то, что не подлежит сомнению, похоже, и не собирались особенно расширять скромный научный потенциал своих доводов. (Такой подход к науке тоже известен в истории, когда авторитетное мнение успешно справлялось сначала с теорией ученого, а потом и с самим ученым ведь перед мнением сильного бессильны факты и доводы).

Уважаемая редакция газеты "Правда", надеемся, что Вы сообщите нам, как Вы собираетесь (и собираетесь ли вообще) убедительно ответить на высказанные замечания. Да даже бог с ней, с убедительностью, хоть бы о какой-то системой доводов познакомиться!

Во всяком случае, факт бездоказательной публикации, некорректного отношения к ученому не прибавил популярности газете "Правда", а скорее наоборот, вызвал тревогу за дух перестройки и за некоторых ее активных участников.

 

От имени политклуба "Искра" при ДК Ленинского района г. Свердловска (всего 13 подписей).

 

Назад Вверх Вперед

Copyright © 1999 Ural Galaxy