Главная Вверх Пишите Ссылки  

index.gif (7496 bytes)

Совместный проект с журналом "Литературный Екатеринбург "

Чертог сиял...

 

Юрий Бриль

Нашу летопись я бы начал с создания двухтомника "Пушкинская, 12. Современный екатеринбургский рассказ. Современная поэзия Екатеринбурга". К 275-летнему юбилею города Уральским Литературным Агентством было выпущено уникальное издание, где были собраны лучшие литературные силы города, представлено 74 автора, известные наши поэты и прозаики, наиболее интересное из того, что они написали в последние годы. Тем самым уральские писатели заявили, что они живы, творят и могут удивить читателя своими шедеврами. По случаю выхода книги в Доме Кино состоялась презентация. На презентациях как бы положен хор славословия, но его подхватила пресса, от нашей местной до агентства "Рейтер". И в настоящее время двухтомник стал раритетом и выдается только непосредственно в литагентстве по большому блату.

Уже сама работа над двухтомником была своеобразным смотром литературных сил, редсовет в составе девяти авторитетных писателей прочитал горы рукописей, работа происходила бурно и интенсивно, она не закончилась по выходу двухтомника, он стал основой для нашего журнала. Большая часть членов редколлегии, большая часть авторов перешла из двухтомника в журнал.

Начало года было бурным. Три юбилея, да еще каких! Павлу Петровичу Бажову - 120 лет, Степану Щипачеву - 100, ныне здравствующей Елене Евгеньевне Хоринской ? 90.

120 - дата как бы не очень круглая. И в министерстве культуры не было определенной установки: то ли праздновать на всю катушку, то ли скромно отметить. Однако независимо от руководящих органов торжества начались уже 27 января на Пушкинской, 12 открытием выставки "Наш Бажов".

Каждые две недели у нас на втором этаже сменяется экспозиция, не думаю, что я что-нибудь пропустил, но подобной этой не помню. Всякий, кто входил в зал галереи, вздрагивал, как бы пораженный мощным энергетическим воздействием. Бажов - писатель мистический (божить, значит, колдовать), видимо, он и организовал успех. Художники разные: А. Лебедев со своей кричащей, кровоточащей графикой, Е. Мосин, славящий тихую грусть уральской природы, традиционное прочтение Бажова и... мастерство. Л. Баранов со своей галереей типов. Остановимся на минутку у картин Л. Баранова. Наши уральские, вроде бы хорошо знакомые лица, но я почему-то вспомнил нидерландских живописцев - то же потрясающее проникновение в характер. С гиперреалистической ясностью прописаны человеческие страсти, пороки, скрытые желания. Внимательный, порой ироничный, порой переходящий в сарказм взгляд художника подмечает мельчайшие черточки характера. Картины Л. Баранова висели на зеркалах, каждый, кто подходил, мог видеть и себя в компании забавных человечков, уходя к ним в зазеркалье. Пожалуй, такой фокус - своеобразное открытие в организации вернисажей. И это открытие нисколько не умалял тот факт, что совершено оно было из-за нехватки места.

Немало писалось портретов самого Павла Петровича, но этот, выполненный С. Парфенюком в его манере мозаичного письма, мне представляется большой удачей. Мы видим масштаб личности писателя, передать который невозможно, не обладая масштабным дарованием. А. Вох прислал из Москвы портрет "Хозяйка медной горы". Это нечто совершенно особенное: утонченная особа, погруженная в глубокую медитацию, ведающая, похоже, заветными тайнами искусств, троеручица с изящной малахитовой шкатулочкой. Я бы обратил еще внимание на фон картины - темный, почти черный, светящийся мириадами звезд, - нарождающаяся вселенная творческих замыслов. Представили свои работы А. Беляев, А. Никонов, В. Кряжев, В. Гончаров, В. Можаев, С. Хондкорян, А. Рыжков, С. Мочалов, Г. Шаройкин, Л. Бусыгин. Отношение художников к Бажову больше чем отношение к личности писателя. Это и осмысление нашей истории, богатого фольклорного наследия, и возможность войти в мир цветных каменьев, поучиться у Природы, вступить с ней в диалог.

Так не похожие друг на друга полотна составили единое живое пространство - "Наш Бажов". Нет сомнений, господа: Бажов - наш современник. Выставку организовала заведующая выставочным залом "Пушкинская,12" Кустарева Лидия Александровна.

После открытия выставки состоялась литературная часть. Ее открыла хозяйка дома Пушкинская, 12 Светикова Неля Николаевна. Писатели, среди них и я грешный, поразмышляли малость о том, чем для нас интересен Бажов сегодня. Лев Сонин, у которого есть отдельное досье на всякую сколь-нибудь значительную фигуру уральской истории, открыл собравшимся одну неизвестную страничку из биографии нашего классика. А вслед за ним Владимир Сутырин прочитал свой сказ, убедив всех, что жанр, в котором творил Павел Петрович, жив, творчески развивается. Вечер закончился братанием писателей и художников за общим столом, где были очень кстати водочка и соленые грибочки, которыми любил закусывать бывало и сам Павел Петрович.

На следующий день Объединенный музей писателей Урала провел научную конференцию. Казалось бы, с наследием Павла Петровича все в порядке, литературоведы изучают, писатели и художники чтут, но вот беда - книг самого Павла Петровича нет на прилавках магазинов. Продавцы просят напечатать - народ спрашивает.

29 февраля прием у губернатора. Были приглашены представители творческих союзов, семья Бажова: дочь, внук, правнук... чиновники, отвечающие за культуру. И хотя в резиденцию губернатора пускали строго по списку, как бы самых достойных, дух Павла Петровича, похоже, там не присутствовал, может, контроль не прошел, а может, по другой неизвестной нам причине, потому чуда не произошло. Несколько слов позволил себе сказать сам Эдуард Эргардтович, но как-то вяло и грустно. Времена, мол, тяжелые, резиденция обошлась в копеечку. Впрочем, что обнадеживало, обещал как-нибудь пригласить еще. С докладом выступил критик Лукьянин. Я вам доложу, господа, Валентин Петрович может выступить с докладом на любую тему. Однажды, помню, в стародавние времена, нас как прессу пригласили работники УВД на свое совещание, милиционеры размышляли вслух, как снизить преступность. Проблема, сами понимаете. Но вот взял слово Валентин Петрович и все объяснил милиционерам по пунктам, что делать: первое, второе, третье... Послушай они его тогда, преступность сейчас была бы полностью искоренена. Валентин Петрович с одинаковым успехом может прочитать доклад пожарникам - о пожарах, железнодорожникам - о железных дорогах, экономистам - об экономике. А тут - Бажов. Бажов - так Бажов. Послушали. Рефреном звучала мысль, что "Бажов необходим организму общественного сознания". Естественно, с этим грамотным утверждением никто не спорил.

Живой нотой прозвучало выступление поэтессы Хоринской. Павел Петрович и Елена Евгеньевна были друзьями, она многое может рассказать о нашем классике. Затем на сцене появились ряженые под православный народ прошлого столетия актеры, вдарили балалайки, не сразу зрители дотумкали, что начался спектакль. Для истории я бы выразился так: доклад критика Лукьянина плавно перешел в спектакль. "Малахитовая шкатулка" - вторая работа нашего нового Камерного театра Объединенного музея писателей Урала. Не скажешь, что актеры играли плохо, нет, господа, можно играть гораздо хуже. Сермяжный он чтой-то получился, спектакль-от. Мы ведь тут утверждаем, что Бажов ? наш современник. Где удивление? Где нежданая радость от нестандартных режиссерских решений? Как-то все традиционно и, боюсь, даже плоско. Говорят, режиссера Вячеслава Анисимова недавно избили нехорошие люди. Надеюсь, не за этот спектакль, а из гнусных хулиганских побуждений - он такой критики все же не заслуживал.

Впечатление мог бы исправить лично Эдуард Этгардтович, распорядившись вынести гостям по стаканчику. Братья-писатели, надо сказать, здорово-таки на это надеялись. Увы, видно, и в самом деле в губернаторских закромах полный швах.

5 февраля сразу два юбилея. Разорваться что ли? Разорвались.

На празднование юбилея Степана Щипачева в Богданович делегировали трех писателей: Германа Дробиза, Евгения Бунтова и Леонида Быкова. Они встретились с читателями, приняли творческое участие в праздничном вечере. О масштабе событий, о любви читателей к своему знаменитому земляку говорила, вернее, даже кричала вывеска при въезде в город: "В нашем районе родился и жил известный поэт Степан Щипачев". Увидев такое откровение, я всплакнул о незабвенных временах развитого социализма, когда любовь трудящихся к писателям была беззаветной, а государство заботилось о них, как о малых детях, платило гонорар, которого вполне хватало на хлеб с маслом. Вообще, надо сказать, в этом нашем маленьком городке Богдановиче литературная жизнь бьет ключом. Это прекрасный оазис в обезлитературенной на многие километры вокруг пустыне. Благодаря энтузиасту Антонине Михайловне Хлыстиковой построен прекрасный литературный музей, в нем происходят поэтические вечера, встречи читателей с писателями. Наша писательская организация постоянный гость Богдановича. Все хорошо, но опять-таки где же книги самого Степана Щипачева? Ведь когда-то это был самый издаваемый поэт. Только одна Чехословакия выпустила в свет 26 книг замечательного певца любви. Прошло время, книги рассеялись, выросли новые поколения... Была мечта у Антонины Михайловны издать к юбилею хорошую книгу, Уральское литературное агентство набрало текст... Но где вы, спонсоры? Ау!..

Юбилей Елены Евгеньевны Хоринской прошел в лучших писательских традициях. Госпожа Тупикова и администрация Дома Актера любезно отворили двери... 160 гостей. Писатели, актеры музыканты, все, с кем жизнь и творчество соединяли нашу известную поэтессу. Почтили присутствием министр культуры Наталья Константиновна Ветрова, начальник управления культуры Администрации Екатеринбурга Валерий Павлович Плотников. Каждый из гостей наперебой спешил выразить признательность, сказать теплое слово... Но, пожалуй, удачнее всего это получилось в капустнике. На сцене появились три богатыря и давай похваляться своими талантами перед Еленой Прекрасной, то бишь перед нашей юбиляршей. В богатырях все без труда узнали Владимира Блинова, Александра Кердана и Сергея Гамова. Юмор, хорошая игра и всеобщий настрой любви сделали свое дело. Публика и сама юбилярша были довольны.

Елене Евгеньевне - 90, как она сама заметила, возраст, который уже не скрывают, а которым гордятся.

Столы ломились от яств, гремел хор поздравлений, Елена Евгеньевна отвечала на них, обнаруживая завидное остроумие.

Спонсором праздника был наш Оптико-механический завод. И совсем не случайно - в годы войны Елена Евгеньевна работала в заводской многотиражке, об этом поведал присутствовавший на празднике директор завода.

"Поцелуй Клеопатры". Тусовка происходила на Пушкинской 5 марта. Организована Уральским Литературным Агентством совместно с ДРК, в лице Светиковой Н.Н. и Кустаревой Л.А. Понятно, тусовка была посвящена марту, весне, женщинам... Жесткого сценария не было, но все же... Наш городской бард Геннадий Перевалов спел песню о любви, а ваш покорный слуга напомнил собравшимся, где мы собственно говоря, находимся. Дом писателей, дом художников, сюда приходили, здесь творили... Да-да, сам Павел Петрович председательствовал на писательских собраниях. Поэтому вполне естественно, что этот дом посещали музы. В этот момент вышли на сцену музы. Современные, конечно. Одежда на них совершенно невероятная, и сами они молоды и красивы. Думаю, никто не догадался, что это дочери художника по пластике Людмилы Ивановны Митусовой, точно - музы. Я и говорю, наверно, и Пушкин позавидовал бы мне. Тут на сцену выходит Пушкин. То есть все думают, Пушкин, прикид потому что пушкинский, на самом-то деле писатель Арсен Титов, который сегодня председательствует в нашей половинке писательского Союза. Я говорю: "Кто ты? Неужели Александр Сергеевич?" И он нагло заявляет: "Их бин Пушкин". "А где твои бакенбарды?" А он крутит свои огромные усищи. Вот, мол, вместо них. Мнимый Пушкин пригласил всех в вестибюль, в "Египетские ночи". Там в кресле сидела Клеопатра, я-то, конечно, знаю, переодетая в Клеопатру Любочка Княжева, автор эротического романа "Начни сначала" и лауреат конкурса "Тити 97", который проводила самая бульварная из всех бульварных газет "Экспресс-газета". Но никто ничего не заподозрил. Директор ДРК Неля Николаевна объявила вполне пристойный конкурс поэтов и художников. Художники схватили этюдники - давай рисовать мнимую Клеопатру. Музы, вместо того чтобы вдохновлять, дергают за рукава, отвлекают. Любочка шпарит наизусть Пушкина: "Чертог сиял, гремели хоры..." Но у Пушкина не так уж много про Клеопатру, слышу, свои стихи подверстывает, и никто не замечает, все думают, чистый Пушкин, мало, что красивая, художники вполне потеряли голову, до чего ж талантлива девочка! А может, не замечают, потому что уже вино полилось безо всяких ограничений. И все равно мечта, и все равно надежда - поцелуй Клеопатры как награда победителю. Как это возвышенно, как поэтично! (Его удостоился Леонид Баранов.) И началось всеобщее братание писателей, художников, бардов, певцов, психоаналитиков - были и они тут во главе с Аней Кирьяновой, как без них? - пусть приглядывают за нашим шифером, съедет неровен час... Музыка, танцы, арттерапия, танцы с музами... чертог на Пушкинской, как говорится, сиял, гремели, значит, хоры... расходились заполночь...

 

Назад Вверх

Copyright © 1999 Ural Galaxy